Язык сайта:
русский   украинский   English

Принципы юридической психологии

На необходимость вычленить и определить основные принципы юридической психологии справедливо обращают внимание многие ученые, так как самостоятельность этой науки подтверждает наличие принципов, на которых она базируется. Эти принципы, безусловно, связаны с предметом, системой и задачами юридической психологии. В научной литературе имеют место утверждения о том, что принципы психологии — это, как правило, ее наиболее всеобщие законы*. Следует, однако, отметить, что законы — это необходимое, существенное, устойчивое, повторяющееся отношение между явлениями, а принципы —фундаментальные основания науки и теории, познавательной деятельности.

В подавляющем большинстве работ по психологии и юриспруденции принципы науки лишь перечисляются. Как правило, авторы указывают принцип системности, единства сознания и деятельности, партийности и т. д. Исключение составляют, в частности, монография А.Н. Ткаченко и тематический сборник под редакцией Л.И. Анцыферовой. В большинстве же работ по юридической психологии проблемы принципов авторами вообще на затрагивались. Лишь в отдельных работах А.Р. Ратинова, А.В. Дулова и отчасти Б.Я. Петелина обосновывается действие в юридической психологии принципов правосудия (законность, демократичность, гуманизм).

Для того чтобы нам все-таки определить принципы юридической психологии, необходимо разобраться с этимологией этого понятия. Принцип (от лат. principium — основа) — центральное понятие, логическое выражение познания, основополагающая идея, пронизывающая систему знаний и устанавливающая субординацию этого знания. Общими принципами построения любой теории, в том числе и юридической психологии, являются принципы связи и развития, историзма, системности и причинности.

Нам также необходимо разобраться и с основными принципами диалектики, проявляющимися в любом познании, в том числе и в сфере юридической психологии. Общедиалектический принцип всеобщей связи и взаимодействия, конечно, является основополагающим и в юри­дической психологии. В этом принципе выражается материальность мира, обусловливающая связь всего со всем, в том числе и между различными формами движения материи; в основу этого принципа поставлено материальное единство мира*. Под связью А.Г. Спиркин понимает общее выражение зависимости между явлениями, отражение взаимообусловленности и существования, а также их развития. Приме­нение принципа всеобщей связи и взаимодействия в юридической психологии позволяет познавать предмет этой науки во взаимосвязях и вза­имодействии с предметами других наук, и в то же время имеется возможность отделить его от смежных предметов, исследовать относительно обособленно и конкретно.

Диалектическими принципами познания, имеющими важное значение, являются принципы развития и историзма, которые обеспечивают изучение явления с точки зрения того, как оно когда-то возникло, какие главные этапы в своем развитии проходило, чем стало в настоящее время и чем будет в будущем. Диалектическое развитие предмета юридической психологии характеризуется направленностью, последовательностью, необратимостью, сохранением достигнутых результатов, преемственностью, отрицанием. На протяжении всей истории юридической психологии как науки, несмотря на определенные ее подъемы и спады, четко прослеживается все же тенденции дальнейшего развития, экспансия ее в смежные сферы знания и движение вперед. Согласно историзму социальные явления характеризуются закономерным, направленным и необратимым развитием, прогрессивной тенденцией, борьбой внутренних противоречий на каждом данном этапе истории. В юридической психологии принцип историзма - основа исследования истории этой науки, развития ее предмета и системы, в частности развития деформации психологии правонарушителя и т, д.

Принцип историзма диалектически связан с принципом развития и в психологии означает движение форм психического отражения от биологически обусловленных элементарных форм (ощущений, эмоций) до социально обусловленных (самосознания), превращение индивиду­ально-психологических особенностей в свойства личности. В юридической психологии этот принцип конкретизируется в исследовании этиологии противоправного поведения индивида и социальных групп, психологических средств ресоциализации личности правонарушителя.

Остановимся и на третьем принципе диалектики, используемом в юридической психологии, а именно на принципе причинности. Он связан с принципами всеобщей связи и развития, проявляется в одном из важнейших видов связи, в частности генетической связи явлений, в которой одно (причина) при определенных условиях порождает другое (следствие). Причинность как принцип познания позволяет увидеть всеобщность явлений, неизбежность порождения одних другими и так — до бесконечности. Характеристикой причинности является связь со временем и со взаимодействием.

В юридической психологии принцип причинности означает, что психические явления, процессы и состояния человека, психология социальных групп в сфере, регулируемой правом, являются вторичными образованиями, причинно обусловленными объективной действитель­ностью, и отражением этой действительности. Он предполагает установление причин, породивших отдельное явление. Считается важным принцип причинности в исследовании психологии правомерного и противоправного поведения личности, формирования ее правосознания, юридического мировоззрения. На психологию личности как правонарушителя, так и законопослушного человека постоянно воздействует мно­жество экономических, политических, идеологических, социально-демографических, психологических и других факторов. Одни из них спо­собствуют формированию позитивного отношения к праву, правовым нормам, принятию их как части внутренней позиции личности, другие могут деформировать правосознание. Одни и те же факторы в то же время могут действовать различно, порой полярно, в зависимости от особенностей личности, ситуации, объема и вида информации, времени действия.

Нам следует более детально остановиться и на принципе системности в познании. В отечественной психологии этот принцип связан с именем Л.С. Выготского, который применял его к анализу развития сознания. Центральным в системном подходе Л.С. Выготского является вопрос о природе и структуре сознания, изменении межфункциональных связей и отношений сознания.

Название принципа системности, данное Л.С. Выготским («структурный») сохранялось в психологии до конца 70-х годов. Этот принцип иногда называют системно-структурным, а иногда структурно-функциональным.

Большую роль в развитии системного принципа в нашей психологии в 70—80-х годах сыграл ведущий ученый-психолог Б.Ф. Ломов. Он, правда, в своих работах употреблял термин "системный подход", опираясь на дополнительный ряд принципов более низкого уровня.

Применение принципа системности в юридической психологии означает такой подход к психическим проявлениям личности и социальной группы в сфере, урегулированной правом, при котором отдельные элементы предмета познания и исследования рассматриваются как взаимодействующие, взаимообусловленные, взаимосвязанные части единого целого. С помощью этого принципа, как правило анализируется система науки юридической психологии, выделяются ее новые структурные элементы. С другой стороны, принцип системности позволяет рассмотреть юридическую психологию, входящую одновременно в две другие системы более высокого уровня — в психологию и юриспруденцию. Данный принцип, его целенаправленная реализация обеспечивает непрерывное развитие юридической психологии, позволяет увязывать наличное знание с добытым и прогнозируемым, способствует развитию системы так называемых объяснительных принципов, а также исходя из взаимосвязи принципов, категорий, понятий и законов этой науки.

Предпринятая попытка обосновать специфику проявления принципов диалектики в юридической психологии еще далека от совершенства. Однако без исследования принципов, категорий, понятий, законов дальнейшая разработка этих теоретико-методологических проблем юридической психологии невозможна.

В данной работе нами сделана попытка изложения отраслевых принципов, присущих юридической психологии.

В психологической литературе перечень отраслевых принципов дается разный. Так, Б.Д. Парыгин, применительно к социальной психо­логии выделяет принципы: 1) отражения, 2) социальной значимости, 3) общения, 4) развития. Указанная классификация со стороны ученых-психологов вызывает существенные замечания.

Отметим, что в отечественной психологии проблема отражения исследовалась не только применительно к социальной психологии. В частности, А.Н.Леонтьев, подчеркивая важность использования диалектики в познании, говорил о понятии отражения и его применении в психологии вообще, А.А. Смирнов, посвятивший ряд своих работ взаимосвязи ленинской теории отражения и психологии, писал об отражении как орудии современного психологического исследования познавательной деятельности человека.

Принцип социальной значимости, о котором писал Б.Д.Парыгин, не расшифровывался даже самим автором. Принцип общения может рассматриваться как социально-психологический, а принцип развития — как общепсихологический лишь после определенной конкретизации явления, интересующего нас.

Мы выше уже говорили о развитии как принципе диалектики, применяемом в психологическом познании. В большинстве работ по теории и методологии психологии этот принцип трактуется как психологический. Принцип развития в психологии иногда называют еще генетическим. Указывается, что с его помощью познаются изменения психических явлений, что правильная и полная характеристика любою психического явления возможна лишь тогда, когда одновременно выясняются характерные его особенности в данный момент, история или причины возникновения, возможные перспективы его последующих изменений. С учетом содержания психологического принципа развития, возможно, следует называть его конкретизацию в психологии генетическим принципом.

По нашему мнению, принцип развития (генетический принцип) имеет важное значение и в юридической психологии. Применение этого принципа имеет особое значение при использовании специальных психологических знаний на практике, в частности для определения механизма эмоционального напряжения, аффективного состояния у правонарушителя в ситуации совершения конкретного правонарушения.

Вторым важным общепсихологическим принципом, применяемым в юридической психологии, является принцип единства сознания и деятельности.

Этот принцип понимания природы психического, который впервые выделил С.Л. Рубинштейн (в 1934 г.), — один из важнейших в нашей отечественной психологии. Он писал, что труд, деятельность, сознание и психика так взаимосвязаны, что открывается подлинная возможность как бы просвечивать сознание человека через анализ его деятельности, в которой сознание формируется и раскрывается. По нашему мнению, содержание этого принципа заключается в утверждении взаимосвязи и взаимообусловленности сознания (психического) и деятельности, т. е. деятельность обуславливает формирование сознания, психических связей, процессов, свойств, а они, в свою очередь, осуществляют регуляцию, человеческой деятельности, являются условием ее адекватного выполнения. Одни и те же движения могут обозначать различные поступки, и различные движения — один и тот же поступок.

Значительный вклад в разработку связи психики и деятельности внес известный психолог А. Н. Леонтьев, который указывал, что при изучении развития психики человека следует исходить из анализа развития его конкретной деятельности. При таком подходе может быть выяснена роль внешних условий в жизни человека, их связь с его задатками, понята ведущая роль воспитания воздействующего именно на деятельность человека, его отношение к действительности и поэтому определяющего его психику, сознание.

Принцип единства сознания и деятельности свое дальнейшее развитие получил в трудах А.В. Запорожца, В.П. Зинченко, О.К. Тихомирова и др. В юридической психологии с помощью обозначенного выше принципа единства сознания и деятельности профессиональную деятельность юриста или противоправную деятельность правонарушителя можно понимать как условие возникновения, фактор формирования и объект приложения сознания человека. С помощью этого принципа можно, изучая противоправное поселение, деятельность, выяснить внутренние психологические механизмы совершенного правонарушения, понять мотивы и цели правонарушителя.

От принципа единства сознания и деятельности К.К.Платонов отпочковал принцип единства личности и деятельности, который приме­нял при изучении личности курсантов авиационных училищ, на основании которого получил подтверждение того, что чем больше деятельность обследуемого сходна по своей психологической структуре с условиями полета, тем более достоверно позволяет судить о его личностных качествах. Принцип единства познания и личности этот ученый также выводит из базового принципа единства сознания и деятельности. В частности, он пишет, что, говоря о сознании, мы всегда подразумеваем сознание конкретной личности, а говоря о деятельности, не должны забывать все известное нам о сознании.

К.К. Платонов, выделив указанные выше принципы из базового, в дальнейшем синтезирует их и предлагает свой новый принцип — единства сознания, личности и деятельности, формулируя его следующим образом: «...сознание как высшая интегральная форма психического отражения, личность — являющаяся человеком как носителем сознания, деятельность как форма взаимодействия человека с миром, в которой человек достигает сознательно поставленной цели, существуют, проявляются и формируются в своем не тождестве, а триединстве, определяемом взаимодействиями со сменой их причинно-следственных связей». Об этом пишут и другие ученые-психологи.

При дальнейшей доработке и достаточном обосновании этого принципа мы находим, что можно будет ставить вопрос о его использовании в юридической психологии.

Мы также считаем, что в юридической психологии должен применяться и распространенный в юридических науках принцип гуманизма как морально-этическая сторона познания, признающая ценность человека как личности, его право на свободу, счастье, развитие и проявление своих способностей. Равноправие — существенный элемент демократии. С ним связан принцип равенства, состоящий в том, что нравственные, правовые и другие требования должны распространяться на всех людей независимо от их общественного, должностного положения и условий жизни. Человечность также конкретизирует принцип гуманизма применительно к повседневным взаимоотношениям людей и включает ряд важных качеств — сочувствие, уважение к людям, доверие к ним, честность и скромность. Эти нравственно-правовые требования касаются любого психологического исследования, а в юридической психологии в особенности, поскольку от результатов последнего может зависеть правильность решения суда, другого полномочного органа, вид и размер применяемых санкций и т. д.

Важным в юридической психологии является и принцип комплексности. Поскольку сама эта наука интегративная, то и познаваемые ею явления необходимо рассматривать комплексно. Реализация этого принципа означает необходимость развития междисциплинарных связей юридической психологии, ее взаимодействия с психологическими и юридическими науками. Принцип комплексности базируется на идеях Б.Г.Ананьева и Б.Ф.Ломова о комплексном изучении человека.

Важное значение в юридической психологии, по нашему мнению, имеет принцип активности познающего субъекта. Активность человека определяется самой его природой, тем, что он в процессе познания обязательно имеет в виду свою конечную цель, не только воспринимает и перерабатывает информацию, принимает решение, но и обязательно действует, имеет к этому личное отношение. Роль конкретного юриста, согласно принципу активности, состоит не в том, чтобы быть просто придатком системы, в которую входит, а в том, чтобы осуществлять активные функции.

Общие принципы познания в юридической психологии могут конкретизироваться в зависимости от их вида, в частности теоретического или практического уровня — научного или эмпирического. Так, в практическом, прикладном познании, например, во время судебно-психологической экспертизы могут использоваться принципы: законности; объективности; полноты и обоснованности заключения экспертизы; самостоятельности и активности эксперта в проводимом исследовании; разграничения функций эксперта и других участников процесса*; личной ответственности эксперта. Такая экспертная психологическая оценка должна быть получена от признанных в юридической психологии специалистов, и мы это считаем правильным и целесообразным.