Язык сайта:
русский   украинский   English

Принципы судебно-психиатрической оценки

Трудности диагностики психических заболеваний в подростковом возрасте определяют предпочтительность назначения стационарной судебно-психиатрической экспертизы по сравнению с амбулаторным освидетельствованием, сопряженным, как показывает практика, с большим количеством диагностических и экспертных ошибок, если в этих комиссиях отсутствуют высококвалифицированные специалисты по подростковой психиатрии. Для практики экспертизы несовершеннолетних вопросы вменяемости-невменяемости имеют почти исключительное значение, поскольку на освидетельствование направляются, главным образом, подростки, находящиеся под следствием. Наряду с этим все более пристальное внимание правоохранительных органов привлекает фигура потерпевшего от преступления, что приводит к неуклонному росту числа экспертиз несовершеннолетних потерпевших с психическими отклонениями, а также и малолетних*, которые подлежат освидетельствованию с целью решения различных экспертных вопросов.

* С психофизиологических позиций малолетними можно считать детей до начала у них пубертатного криза (12 лет). Юридическое понятие малолетия отражено в постановлении Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1988 г. (до 14 лет). - 34

Усилился интерес к несовершеннолетним осужденным в плане необходимости решения вопроса о возможности отбывать наказание по психическому состоянию. Экспертиза этих лиц отличается от экспертизы обвиняемых как по содержанию вопросов, которые ставятся перед экспертами, так и по особенностям оформления экспертного заключения. Однако основные принципы экспертной оценки психического состояния обвиняемых, потерпевших, свидетелей и осужденных не отличаются друг от друга.

1. Основным методологическим принципом судебно-психиатрической оценки несовершеннолетних является положение о единстве юридического и медицинского критериев применительно к предмету экспертизы (психическое состояние лица в конкретной юридически значимой ситуации). Этот принцип полностью выдерживается при наличии у несовершеннолетнего психических расстройств: медицинский критерий отражает имеющееся хроническое психическое заболевание, временное или иное болезненное расстройство психической деятельности, а юридический (психологический) критерий является его мерой и содержит юридически значимый ответ об актуальном состоянии и достаточности рассматриваемых психических способностей применительно к интересующим судебно-следственные органы вопросам.

2. В связи с тем что удельный вес собственно психозов в подростковом возрасте невелик, основное значение приобретает принцип экспертной оценки по степени выраженности психических расстройств и нарушений психического развития. При этом учитывается содержательная характеристика юридического критерия и возникает возможность не только традиционных (альтернативных), но и промежуточных решений (например, неспособность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими).

3. Ретроспективность судебно-психиатрической квалификации психического состояния имеет для подросткового возраста особое значение, так как в период бурного психического созревания даже короткие временные отрезки могут характеризоваться значительными качественными изменениями уровня социализации личности, степени выраженности инфантильности, сформированности психопатических структур, психопатологической завершенности симптоматики. Это обязывает назначать СПЭН как можно раньше, приближая ее тем самым к моменту правонарушения.

4. Принцип оценки психического состояния в конкретной юридически значимой ситуации важен при проведении любой СПЭН, но в части случаев он приобретает самостоятельное значение, особенно, если расстройства психики отсутствовали или не были выявлены в докриминальный период.

5. Принцип комплексности предусматривает участие в СПЭН специалистов смежных дисциплин, знакомых с особенностями психофизиологического функционирования в подростковом возрасте (психолог, эндокринолог, сексопатолог, судебно-медицинский эксперт).

6. В рамках любых нозологических форм должен быть оценен патологический пубертатный криз, как этап их динамики. Если это состояние проявляется относительно автономно (вне рамок какой-либо нозологии), то с судебно-психиатрической точки зрения его следует расценивать как «временное болезненное расстройство психики».

7. При экспертизе несовершеннолетних необходимо учитывать, что незрелость психики подростка предрасполагает, с одной стороны, к его конформности, а с другой - к психическому индуцированию с возможностью внушенных форм мотивации и поведения или психопатологических переживаний. Если возникают такие подозрения, то необходимо продление сроков клинического наблюдения, так как и в том и в другом случаях изоляция подростка от «индуктора» или референтной группы приводит к довольно быстрой дезактуализации патологических проявлений.

8. Наибольшая сложность диагностики связана с тем, что в подростковом возрасте психопатологические переживания, даже при их сверхценном характере, остаются очень часто аутистическими и недостаточно осознанными (психологически переработанными). Это рождает необходимость активного выявления симптоматики, для чего важен профессионализм и способность устанавливать доверительные отношения с несовершеннолетним.

Рассмотренные принципы диагностики и экспертной оценки должны находить отражение в мотивировочной части экспертного заключения, так чтобы она носила доказательный характер. Учет всех указанных принципов необходим для обоснованной судебно-психиатрической оценки, выбора мер медицинского и медико-психологического характера, а также для решения практически любых социальных вопросов подросткового возраста (возможность обучения, профессиональная ориентация, годность к службе в армии и пр.).