Язык сайта:
русский   украинский   English

Патологический аффект

Патологический аффект - это болезненное состояние психогенного происхождения, возникающее у практически психически здорового человека. Патологический аффект понимается психиатрами как острая реакция в ответ на психотравмирующее воздействие, на высоте развития которой имеет место нарушение сознания по типу аффективного сумеречного состояния. Аффективная реакция такого типа характеризуется остротой, яркостью выражения и трехфазностью течения: подготовительной, фазой взрыва, заключительной.

Первая фаза (подготовительная) - включает в себя личностную переработку психогении, возникновение и нарастание аффективного напряжения. Острая психогения может сокращать эту фазу до нескольких секунд, резко ускоряя возникновение аффекта. Длительная психотравмирующая ситуация удлиняет нарастание аффективного напряжения, на фоне которого психогенный повод по механизму «последней капли» может вызвать наступление острой аффективной реакции.

У психически здоровых лиц для возникновения аффективной реакции в одинаковой степени имеют значение как острые, так и протрагированные психогении. Важнейшим условием, способствующим возникновению аффективной реакции, является наличие конфликтной ситуации, чувство физического или психического препятствия к осуществлению своих планов, намерений.

Острая психогения может представлять собой неожиданный, сильный, субъективно значимый раздражитель (внезапное нападение, грубое оскорбление достоинства личности и др.). Фактор внезапности, «чрезвычайность» психогении для личности имеют решающее значение.

При протрагированных психогениях, связанных с длительной психотравмирующей ситуацией, стойкими неприязненными отношениями с потерпевшим, длительными систематическими унижениями и издевательствами, повторениями ситуаций, вызывающих аффективную напряженность, острая аффективная реакция возникает в результате постепенного накопления аффективных переживаний. Психическое состояние подэкспертных, предшествующее поводу, вызвавшему аффективную реакцию, характеризуется обычно сниженным настроением, неврастенической симптоматикой, появлением доминирующих идей, тесно связанных с психогенно-травмирующей ситуацией и неоднократными, но безуспешными попытками ее разрешения. Факторами, способствующими облегчению возникновения аффективной реакции, являются переутомление, вынужденная бессонница, соматическая ослабленность и т.д. Под влиянием психогенного раздражителя, исходящего от непосредственного обидчика и внешне кажущегося малозначительным, внезапно, как для самого, так и для окружающих, может возникнуть реакция с агрессивными действиями, направленными против потерпевшего.

Во второй фазе патологического аффекта возникает кратковременное психотическое состояние, аффективная реакция приобретает качественно иной характер.

Психотическая симптоматика, свойственная патологическому аффекту, характеризуется незавершенностью, малой выраженностью, отсутствием связи между отдельными психопатологическими феноменами. Она определяется, как правило, кратковременными расстройствами восприятия в виде гипоакузий (звуки отдаляются), гиперакузий (звуки воспринимаются как очень громкие), иллюзорных восприятий. Отдельные расстройства восприятия могут быть квалифицированы как аффективные функциональные галлюцинации. Значительно более целостно бывает представлена клиника психосенсорных расстройств, нарушений схемы тела (голова стала большой, руки длинными), состояния острого страха и растерянности. Бредовые переживания носят нестойкий характер, и их содержание может отражать реальную конфликтную ситуацию.

Ко второй группе симптомов относятся экспрессивные характеристики и вазо-вегетативные реакции, свойственные аффективному напряжению и взрыву, изменения моторики в виде двигательных стереотипии, постаффективные астенические явления с амнезией содеянного, а также субъективная внезапность изменения состояния при переходе от первой ко второй фазе аффективной реакции, особая жестокость агрессии, несоответствие ее по содержанию и силе поводу возникновения (при протрагированных психогениях), а также несоответствие ведущим мотивам, ценностным ориентациям, установкам личности.

Моторные действия при патологическом аффекте продолжаются и после того, как жертва перестает подавать признаки сопротивления или жизни, без какой-либо обратной связи с ситуацией. Эти действия носят характер немотивированных автоматических моторных разрядов с признаками двигательных стереотипии.

О нарушении сознания и патологическом характере аффекта свидетельствуют также чрезвычайно резкий переход интенсивного двигательного возбуждения, свойственного второй фазе, в психомоторную заторможенность.

Третья фаза (заключительная) характеризуется отсутствием каких-либо реакций на содеянное, невозможностью контакта, терминальным сном или болезненной прострацией, представляющей собой одну из форм оглушения.

При дифференциальной диагностике патологического и физиологического аффектов необходимо учитывать, что, представляя собой качественно разные состояния, они имеют ряд общих признаков.

К общим для физиологического и патологического аффектов признакам относятся: кратковременность, острота, яркость выражения, связь с внешним психотравмирующим поводом, трехфазность течения; характерные экспрессивные, вазо-вегетативные проявления, свидетельствующие о выраженном аффективном возбуждении, взрывном характере реакции во второй фазе, истощение физических и психических сил, частичная амнезия - в заключительной фазе.

Основным критерием разграничения патологического и физиологического аффектов служит установление симптомов психогенно обусловленного сумеречного состояния сознания при патологическом аффекте или аффективно-суженного, но не психотического состояния сознания при физиологическом аффекте.

Судебно-психиатрическая оценка патологического и физиологического аффектов различна. При совершении аффективного деликта невменяемость определяется только наличием признаков патологического аффекта в момент правонарушения. Данное состояние подпадает под понятие временного расстройства психической деятельности медицинского критерия невменяемости, так как исключает возможность такого лица в момент совершения противоправных действий осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий.

Диагностика физиологического аффекта, наличие которого в момент совершения преступления не исключает вменяемости. При оценке степени выраженности эмоциональной реакции заключение судебно-психиатрической экспертизы может не ограничиваться констатацией или отрицанием физиологического аффекта, но и требует диагностики других видов неболезненных эмоциональных состояний, которые могли бы существенно влиять на поведение обвиняемого в исследуемой ситуации. Необходимость констатации аффективного состояния в момент совершения правонарушений предусмотрена ст. 107, 113 УК, при этом «понятие аффекта» распространяется на лиц, совершивших правонарушение в состоянии физиологического аффекта и аффективной реакции, существенно повлиявшей на поведение обвиняемого в исследуемой ситуации.

Клиническое наблюдение. Испытуемая Ц., 48 лет, обвиняется в убийстве мужа. Из материалов уголовного дела, медицинской документации, со слов испытуемой известно, что наследственность испытуемой психическими заболеваниями не отягощена. Раннее развитие без особенностей. По характеру формировалась тревожной, излишне мнительной, впечатлительной. Окончила 8 классов общеобразовательной школы и торгово-экономический техникум. Получила специальность бухгалтера. В последующем она работала по специальности, зарекомендовала себя добросовестной, выдержанной, серьезно относящейся к делу. В 1994 г. перенесла операцию - ампутация матки в связи с миомой. С 1965 г. замужем, имеет дочь. Муж испытуемой на протяжении многих лет злоупотреблял алкоголем, дома часто скандалил, издевался над ней, выгонял из дому. На учете у психиатра, нарколога она не состоит. Из материалов уголовного дела известно, что 13.10.96 Ц. нанесла ножевое ранение своему мужу в грудную клетку с повреждением артерий и вен левого легкого, от которых он умер. 14.10.96 в 0 ч. 45 мин. она была освидетельствована в наркологической больнице, признаков алкогольного опьянения выявлено не было. При судебно-медицинском освидетельствовании у испытуемой были обнаружены царапина на верхнем веке левого глаза, кровоподтеки на левом локтевом суставе, грудной клетке спереди, ссадина пальца правой кисти. При освидетельствовании испытуемой в центре установлено следующее. Соматическое состояние без признаков патологии. Неврологическое состояние: знаков очагового поражения головного мозга не выявлено. Психическое состояние: сознание ясное. Все виды ориентировок сохранены. Внешне упорядочена. Эмоционально лабильна, при упоминании о субъективно значимом легко начинает плакать. Фон настроения снижен. Тяжело переживает случившееся. Голос тихий. Цель экспертизы объясняет правильно. Психически больной себя не считает. Анамнестические сведения излагает в хронологической последовательности. Злоупотребление алкоголем и употребление наркотиков отрицает. При выяснении подробностей случившегося она легко начинает плакать, заметно волнуется. Рассказывает, что на протяжении многих лет муж злоупотреблял алкоголем. Дома постоянно дебоширил, неоднократно избивал ее. В последнее время стал вести себя более агрессивно, пыталась закрываться от него в другой комнате (врезала замок). Однако это его не останавливало, наоборот, «распыляло» еще пуще. С ее слов, жизнь превратилась в кошмар, с работы домой возвращалась в страхе. Ожидала чего-то «страшного», начала серьезно опасаться за свою жизнь. Настроение было подавленным, плохо спала по ночам. Накануне случившегося у мужа начался очередной запой. В тот день он встретил ее в состоянии сильного алкогольного опьянения, его лицо было «безумным». Сразу же повел себя агрессивно, кричал: «Убью, сука». Когда он схватил нож, ее «охватил ужас, сильный страх». В голове «пульсировала» лишь одна мысль: «Все, это конец». Происходящее в дальнейшем помнит смутно, «отрывочно». То, как пыталась вырваться, выбежать, отстранялась от него. Внезапно увидела у себя в руке нож. Муж же в это время стал оседать. Она же не могла понять, что произошло. Когда на пол стала капать кровь, то ее охватила паника. Понимала, что надо что-то делать. Металась по квартире, хватала то тряпку подтирать пятна крови, то пыталась тормошить мужа. Отмечает, что затем «навалилась» усталость, ноги стали как «ватные». Не могла стоять, поэтому села и «тупо», без «единой мысли в голове» смотрела на мужа, струящуюся кровь. Обеспокоена исходом уголовного дела, своей судьбой. Мышление, память не нарушены. Психотических расстройств (бреда, галлюцинаций и пр.) не выявлено. Критические способности не нарушены. При экспериментально-психологическом исследовании нарушений мыслительной деятельности, памяти, внимания, процессов восприятия не обнаружено. При исследовании личности выявляются такие индивидуальные особенности, как эмоциональная устойчивость, сдержанность, обязательность, ответственность, развитое чувство долга, эмпатии (сопереживание, отзывчивость), общительность, склонность к альтруистическим проявлениям, несколько зависимая позиция, стремление избегать конфликтов, которые переживаются болезненно, отмечается фиксация на психотравмирующих переживаниях. Заключение комиссии: Ц. хроническим психическим заболеванием не страдает и не страдала таковым ранее. В период совершения правонарушения Ц. не обнаруживала и признаков какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности, поскольку ее действия носили целенаправленный характер, она поддерживала адекватный контакт с окружающими, а в ее действиях отсутствовали признаки бреда, галлюцинаций, расстроенного сознания. Вменяема. Психологический анализ материалов уголовного дела, данных экспериментально-психологического исследования позволяет сделать вывод о том, что Ц. в момент совершения инкриминируемого ей деяния находилась в состоянии физиологического аффекта, возникновению которого способствовала длительная, психотравмирующая ситуация в семье. Систематические оскорбления и унижения со стороны мужа способствовали, в силу присущих Ц. личностных особенностей накоплению аффективно-значимых переживаний и фиксации на них.

Наиболее адекватным видом экспертизы при оценке аффективных деликтов следует считать судебно-психологическую или комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизы. Принцип совместного рассмотрения личности, ситуации, состояния в момент деликта - один из основных при оценке эмоциональных состояний.

Судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза позволяет наиболее полно и всесторонне оценить аффективный деликт в процессе совместного на всех этапах экспертизы психолого-психиатрического исследования. Компетенция психиатра распространяется на раскрытие и квалификацию аномальных, патологических особенностей личности подэкспертного, нозологическую диагностику, отграничение болезненных и неболезненных форм аффективной реакции, вынесение заключения о вменяемости-невменяемости или ограниченной вменяемости обвиняемого. В пределах компетенции психолога находится определение структуры личностных особенностей подэкспертного, как не выходящих за пределы нормы, так и складывающихся в картину личностной дисгармонии, анализ сложившейся психогенной ситуации, мотивов поведения ее участников, определения характера неболезненной эмоциональной реакции, степени ее интенсивности и влияние на поведение подэкспертного при совершении противоправных действий.