Язык сайта:
русский   украинский   English

Назначение и производство судебно-психиатрической экспертизы

Основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы. Согласно процессуальному законодательству, экспертиза назначается в случаях, когда при производстве по уголовному или гражданскому делу требуются специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле (ст. 78 УПК; ст. 74 ГПК). Возникающая в ходе судопроизводства потребность в психиатрических познаниях служит фактическим основанием для назначения судебно-психиатрической экспертизы. Необходимость использования наряду с психиатрическими также смежных с ними научных познаний является основанием для комплексных экспертиз (психолого-психиатрической, сексолого-психиатрической и пр.)*.

* Предметная область психиатрии (вопросы, изучаемые психиатрической наукой) освещалась в разделе первом учебника. Комплексные экспертизы рассматриваются в 5.6.

Наиболее часто судебно-психиатрическая экспертиза назначается в связи с сомнениями в психической полноценности обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, гражданского истца и ответчика, а также лица, в отношении которого решается вопрос о его гражданской недееспособности. Сомнение в психической полноценности есть обоснованное предположение о наличии у лица психического расстройства, способного повлиять на юридически значимое поведение.

В соответствии с п. 2 ст. 79 УПК проведение экспертизы обязательно «для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими». Пункт 3 ст. 79 УПК предусматривает обязательность экспертизы «для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания».

Пункт 2 ст. 79 УПК целиком относится к судебно-психиатрической экспертизе. Пункт 3 той же статьи охватывает (в зависимости от обстоятельств, препятствующих даче показаний) разные виды экспертиз, включая судебно-психиатрическую, если способность к даче показаний нарушается психическим расстройством.

Судебно-психиатрическая экспертиза обязательна по всем делам о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 29 ГК, ст. 260 ГПК).

В перечисленных случаях судебно-психиатрическая экспертиза обязательна в силу прямого указания закона. Но она может потребоваться также для установления беспомощного состояния потерпевшего (например, по делам об изнасиловании - ст. 131 УК), по делам о признании недействительной сделки, совершенной гражданином, который в тот момент не мог понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК) и в ряде других случаев, когда возникает обоснованное предположение о наличии у субъекта юридически значимого психического расстройства.

Чтобы стать основанием для назначения судебно-психиатрической экспертизы, сомнение в психической полноценности должно быть именно обоснованным, т.е. вызываться действительно выявленными в ходе производства по делу фактическими обстоятельствами.

В качестве обстоятельств такого рода выступают прежде всего данные, согласно которым участник процесса в прошлом уже обследовался психиатром и тот диагносцировал психическое расстройство. Это могут быть сведения, что лицо состояло ранее (или состоит по сей день) под наблюдением участкового психиатра, что лицо госпитализировалось и лечилось в психиатрической больнице, признавалось по психическому заболеванию негодным к военной службе, признавалось по другому делу невменяемым, находилось на принудительном психиатрическом лечении и т.п.

Ко второй группе обстоятельств, ставящих под сомнение психическую полноценность участника процесса, относятся данные об особенностях поведения, которые являются возможными свидетельствами психической болезни. Речь идет о странном, неадекватном обстановке поведении (нелепых высказываниях и поступках, немотивированных приступах возбуждения и т.п.) либо о проявлениях психического расстройства, понимание болезненного характера которых не требует даже медицинских знаний (например, припадок). Эти сведения могут быть известны лицам, хорошо знавшим данного субъекта или ставшим очевидцами отдельных эпизодов его неадекватного поведения.

Сведения о странностях в поведении гражданина могут содержаться в показаниях участвующих в деле лиц или в ходатайствах о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Ходатайства вправе заявлять лица, имеющие самостоятельный процессуальный интерес (например, обвиняемый, потерпевший, истец, ответчик и их представители). Не наделен этим правом свидетель. Его деятельность в процессе ограничивается дачей показаний. Каждое заявленное ходатайство подлежит рассмотрению субъектом, ведущим производство по делу. Отказ в удовлетворении ходатайства должен быть мотивирован.

Упомянутые выше странности в поведении субъекта могут непосредственно наблюдать следователь и суд в ходе следственных (судебных) действий.

В ходе первого допроса обвиняемого некоторые следователи практикуют постановку перед допрашиваемым вопроса: не страдаете ли Вы психическим заболеванием и не состояли ли Вы когда-нибудь под наблюдением психиатра (редакция вопроса может быть несколько иной)? В принципе вопрос можно считать допустимым, а в ряде случаев весьма полезным. Вместе с тем следует помнить, что допрашиваемый может воспринять его отрицательно. Некоторые лица возмущаются самим подозрением на наличие у него психического расстройства, расценивают это как унижение их достоинства, отказываются отвечать. От следователя требуются тактичность и осторожность, учет личности допрашиваемого и ситуации, в которой уместно (или напротив, неуместно) задавать такой вопрос. Иногда прямой его постановки удается избежать. Достаточно бывает в спокойном и доброжелательном тоне попросить обвиняемого рассказать о себе, о проблемах, которые его беспокоят, о его взаимоотношениях с окружающими, чтобы получить общее представление о его психическом состоянии.

Наконец, третью группу рассматриваемых обстоятельств составляют сообщения самого гражданина о своих болезненных переживаниях и субъективных ощущениях - об испытываемых им зрительных или слуховых галлюцинациях, крайне необычных ощущениях и т.п.

Вторая и третья группы обстоятельств (странности в поведении и жалобы на состояние собственного психического здоровья) особенно важны в случаях, когда гражданин ранее не попадал в поле зрения психиатра. Например, его заболевание носило скрытый (латентный) характер или началось совсем недавно. По результатам собранных доказательств следователь (суд) должен самостоятельно прийти к убеждению о необходимости назначить судебно-психиатрическую экспертизу.

Следует еще раз подчеркнуть, что фактическими основаниями для ее назначения служат обстоятельства, ставящие под сомнение психическую полноценность лица, т.е. установленные в ходе производства по делу объективно существующие факты, приведшие следователя (суд) к выводу о возможном наличии у данного лица психического расстройства. Неверное понимание соотношения «объективного» (фактические обстоятельства) и «субъективного» (сомнение в психической полноценности) при рассмотрении вопроса об основаниях для назначения экспертизы способно привести к принятию ошибочных решений. Иллюстрацией к сказанному могут служить примеры из экспертной практики.

Иногда обвиняемый направляется на судебно-психиатрическую экспертизу только потому, что он раньше уже подвергался психиатрическому обследованию пли экспертизе по другому делу. Но в рассматриваемом случае важен не факт обследования (экспертизы), а его результат. Если у обследуемого (подэкспертного) в итоге было выявлено психическое расстройство, то назначение экспертизы обосновано. Если же давалось заключение, что обследуемый (подэкспертный) психически здоров, то и оснований сомневаться в его психической полноценности на этом основании нет.

Игнорирование указанного обстоятельства чревато направлением на экспертизу лиц, явно в этом не нуждающихся. К примеру, субъект, однажды подвергавшийся обследованию или экспертизе, по каждому новому уголовному делу вновь направляется на судебно-психиатрическую экспертизу, невзирая на то, что все предыдущие психиатрические заключения констатировали у него отсутствие психического расстройства.

В ряде случаев направление на судебно-психиатрическую экспертизу мотивируется тем, что субъект перенес в прошлом «травму головы». Однако сомнение в психической полноценности лица, перенесшего черепно-мозговую травму, возникает лишь при условии, что последняя привела к нарушениям психики. Отсюда немалое число экспертиз, назначенных «в связи с перенесенной ранее травмой головы», оказываются необоснованными.

Правильное понимание оснований назначения судебно-психиатрической экспертизы позволяет избежать подобных ошибок.

Судебно-психиатрическая экспертиза обвиняемого обязательна также, если ему инкриминируется преступление, за которое в качестве меры наказания предусмотрена смертная казнь (об этом говорится, в частности, в п. 20 постановления № 15 Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. № 2). По делам этой категории экспертиза назначается даже тогда, когда не было выявлено обстоятельств, ставящих под сомнение психическую полноценность обвиняемого. Необходимость в судебно-психиатрической экспертизе объясняется здесь тем, что, не являясь специалистами в области психиатрии, следователь или судья даже при тщательном изучении всех обстоятельств могут оставить без внимания психопатологические проявления. Некоторые психические расстройства имеют малозаметные внешние признаки из-за скрытого (латентного) характера или непродолжительности болезненного процесса. Ошибки, допущенные следователем (судом) при выявлении признаков такого расстройства по рассматриваемой категории уголовных дел, могут оказаться необратимыми.

Вместе с тем правило об обязательном назначении судебно-психиатрической экспертизы по мотиву тяжести инкриминируемого деяния распространяется только на дела о преступлениях, где в качестве возможного наказания фигурирует смертная казнь. Назначение судебно-психиатрической экспертизы «в связи с тяжестью содеянного» по другим делам неправомерно.

Таковы фактические основания для назначения судебно психиатрической экспертизы. Юридическими основаниями является постановление (определение) о ее назначении, вынесенное лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судом, судьей единолично*.

* Категория уголовных и гражданских дел, рассматриваемых судьей единолично, определена процессуальным законом (ч. 2 и 3 ст. 35 УПК; ч. 2 ст. 113 ГПК).

Подготовка судебно-психиатрической экспертизы. Каждая назначаемая судебно-психиатрическая экспертиза должна быть тщательно подготовлена следователем (судом). От качества подготовительной работы во многом зависит полнота и всесторонность экспертного исследования, надежность экспертных выводов. Целый ряд необходимых для успешного проведения экспертизы действий вправе совершать только орган, назначающий экспертизу, который не может перелагать их на экспертов. Сказанное в первую очередь касается материалов, подлежащих экспертному исследованию. Самостоятельно собирать их, как уже говорилось, эксперты неправомочны.

Подготовительная деятельность в немалой степени определяется характером оснований назначаемой экспертизы. Если среди оснований фигурируют сведения о нахождении лица под наблюдением психиатра, то необходимо истребовать медицинскую документацию из соответствующих психиатрических учреждений.

Основным учреждением такого рода является психоневрологический диспансер (или кабинет) по месту жительства гражданина. Диспансер обслуживает население определенной территории - района, города и пр. Именно в диспансер наиболее часто обращаются пациенты за психиатрической помощью. В диспансере имеются также данные об оказании гражданину, проживающему на обслуживаемой территории, психиатрической помощи другими психиатрическими учреждениями, включая стационарные. Это служит важным источником для дальнейших поисков медицинской документации, которая по возможности подлежит истребованию из всех учреждений, где данному лицу когда-либо психиатрическая помощь оказывалась.

Истребуется и предоставляется экспертам также медицинская документация из наркологических учреждений, если имеются сведения, что данный гражданин проходил в них лечение от алкоголизма или наркомании. К наркологическим учреждениям относятся наркологические диспансеры (кабинеты) и наркологические стационары (больницы и отделения)*.

* В ряде регионов самостоятельная наркологическая служба отсутствует, а наркологическая помощь оказывается психиатрическими учреждениями.

В отдельных случаях полезной для психиатра-эксперта бывает медицинская документация учреждений общесоматического профиля поликлиник, больниц, медицинских пунктов и т.п. Например, первичную психиатрическую помощь там, где нет поблизости психиатра, вынужден оказывать врач другой специальности. Его медицинские записи желательно предоставить экспертам-психиатрам. Гражданин мог госпитализироваться в общесоматическую больницу также в связи с различными заболеваниями головного мозга - энцефалитом, инсультом, травмой черепа и т.д. Записи врачей соответствующей специальности (врачей-непсихиатров) отражают обычно все сколько-нибудь значительные проявления болезни, в том числе нарушения психики.

Истребованию подлежат подлинники медицинских документов в полном объеме (амбулаторная карта, история болезни и пр.). Копии этих документов, отдельные выписки из них истребуются лишь тогда, когда сам документ в силу объективных причин не может быть представлен. Исключение из данного правила касается лишь документов судебно-психиатрических экспертных отделений и комиссий. Здесь достаточно запросить копию акта судебно-психиатрической экспертизы. Подробное изложение в нем данных об испытуемом, экспертном исследовании и его результатах делает излишним обращение к другим материалам экспертного производства (именуемого в судебной психиатрии историей болезни).

Помимо собирания медицинских документов необходим допрос лиц, знавших данного гражданина, об особенностях его поведения. Это важно прежде всего в случаях, когда гражданин раньше не наблюдался у психиатра, а основанием для назначения судебно-психиатрической экспертизы послужили странности в его поведении. Однако и в случаях, когда гражданин уже обращался за психиатрической помощью и даже длительное время находился под психиатрическим наблюдением, такой допрос тоже необходим.

Любые показания о странностях, ненормальностях в поведении обвиняемого должны быть уточнены и детализированы: на основании каких данных свидетель пришел к выводу о психическом расстройстве данного лица, в чем конкретно выражались его странности и т.п.

Сведения о поведении гражданина не должны быть отрывочными и хаотичными. Их необходимо собирать систематизировано и последовательно. Собирается информация о личности и поведении лица на протяжении всей его жизни. Повышенное внимание уделяется таким обстоятельствам, как перенесенные заболевания, характер взаимоотношений с окружающими, успеваемость и дисциплина в учебном заведении, выполнение своих обязанностей на работе, во время прохождения военной службы, семейное положение, употребление спиртных напитков, наркотических и иных одурманивающих веществ, совершение в прошлом правонарушений и преступлений, обращение за психиатрической помощью, пребывание на принудительном лечении и пр. Особый интерес в рассматриваемом аспекте представляют периоды существенных изменений в поведении субъекта, неожиданные, резкие перемены в его жизни. Например, внезапное и резкое ухудшение успеваемости; снижение показателей в работе (нарастающая профессиональная деквалификация, невозможность справляться с прежними служебными обязанностями, частые или труднообъяснимые увольнения и пр.); появление несвойственных ранее субъекту грубости, озлобленности, конфликтности; эмоциональная холодность, черствость к родным и близким, отношения с которыми были когда-то дружественными и теплыми; утрата прежних интересов и увлечений; постоянное снижение социальной адаптации, нарастающая социальная дезорганизация и деградация личности.

Особое внимание следует обратить на период, относящийся к совершению преступления, сделки или иного юридического действия, по поводу которого ведется производство данного уголовного или гражданского дела. Показания относительно поступков, высказываний, внешнего вида субъекта (обвиняемого, потерпевшего, истца и пр.) в указанный период должны быть собраны как можно более полно. Это позволит выявить возможные свидетельства нарушенной ориентировки лица в окружающем, недостаточного понимания им происходящего, утраты самоконтроля. Нужно установить, не было ли у него состояний немотивированного страха, растерянности, не было ли оно чрезвычайно пассивным, безучастным к происходящему, полностью подчиняемым действиям других лиц и пр.

Странности и нелепости поведения лица, наблюдаемые во время следственных (судебных) действий, должны быть кратко отражены в протоколе этого действия, а также в постановлении (определении) о назначении экспертизы (например, «Подсудимый сидит в напряженной неподвижной позе. Взгляд устремлен в одну точку. Вид крайне неопрятный. На вопросы и замечания не реагирует»).

Собрав необходимые для предстоящей экспертизы материалы, следует еще раз оценить составляющие их доказательства - каждое в отдельности и всю их совокупность. Это позволит упорядочить и систематизировать полученную информацию, оценить ее с точки зрения полноты, точности, непротиворечивости. Лишь по завершении такой работы материалы для экспертизы можно считать подготовленными.

Как показывает экспертная практика, основным недостатком подготовки материалов для судебно-психиатрической экспертизы является их неполнота. Зная об обращении гражданина, направляемого на экспертизу, в прошлом за психиатрической помощью, следователь (суд) тем не менее не истребует медицинской документации из соответствующих учреждений. Не допрашиваются лица, хорошо знавшие гражданина, об особенностях его поведения, не устанавливаются иные обстоятельства, относящиеся к предмету экспертизы. Это вынуждает экспертов заявлять многочисленные ходатайства о предоставлении недостающих материалов, что приводит к затягиванию сроков экспертизы, а с ними и сроков судопроизводства, к нарушению прав граждан, необоснованным затратам экспертного труда.

При экспертизе на предварительном следствии подозреваемых и обвиняемых необходимо руководствоваться требованиями ч. 3 ст. 404 УПК, согласно которой «направление лица на судебно-психиатрическую экспертизу допускается лишь при наличии достаточных данных, указывающих, что именно это лицо совершило общественно опасное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование». Данное положение, во-первых, служит гарантией от инкриминирования лицу деяний, которых он не совершал. Во-вторых, недостаточные и противоречивые данные следствия о совершении преступления могут существенно затруднить экспертам решение сугубо судебно-психиатрических вопросов.

Выбор экспертов (экспертного учреждения) и формы (способа проведения) экспертизы. Приняв решение о необходимости назначить судебно-психиатрическую экспертизу, следователь (суд) должен принять решение о том, каким психиатрам или сотрудникам какого судебно-психиатрического экспертного учреждения надлежит поручить ее производство.

В большинстве случаев экспертиза поручается членам судебно-психиатрической экспертной комиссии (СПЭК), обслуживающей данный регион. Иной подход, игнорирующий зонально-территориальный принцип деятельности экспертных комиссий, способен сильно осложнить их нормальную работу. Любое отступление от этого общего правила должно быть продиктовано уважительными причинами. Например, из-за особенностей конкретного дела все члены областной СПЭК подлежат отводу. Поэтому экспертиза поручается другим экспертам (например, членам СПЭК соседней области).

При выборе экспертов следователь (суд) учитывает мнение участников дела. Об этом прямо говорится в ст. 75 ГПК. В уголовном судопроизводстве, где подавляющее большинство судебно-психиатрических экспертиз составляют экспертизы обвиняемого, последний вправе «просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц» (ст. 185 УПК). Закон в обоих случаях говорит об эксперте, т.е. о конкретном сведущем лице. Но не вызывает сомнений тот факт, что обвиняемый на предварительном следствии или участники судебного разбирательства вправе высказываться относительно не только эксперта, но и экспертного учреждения, поскольку именно там проводится абсолютное большинство всех судебно-психиатрических экспертиз.

Порядок назначения экспертизы в экспертном учреждении (ст. 187 УПК) и вне его (ст. 189 УПК) различен. Процедура назначения экспертизы при ее проведении вне экспертного учреждения достаточно сложна. Здесь следователь (суд) после вынесения постановления (определения) о назначении экспертизы вызывает лицо, которому она поручается, удостоверяется в его личности, специальности и компетентности, устанавливает отношение эксперта к участникам процесса, а также проверяет, нет ли оснований к отводу. Далее эксперту вручается постановление следователя (или объявляется судебное определение) о назначении экспертизы. Ему разъясняются права и обязанности эксперта, он предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. О выполнении этих действий следователь делает отметку в постановлении о назначении экспертизы, которая удостоверяется подписью эксперта. В суде эксперт расписывается в протоколе судебного заседания или на специальном бланке, приобщаемом к протоколу.

Процедура назначения экспертизы в экспертном учреждении иная. Следователь (суд) направляет постановление (определение) и материалы, необходимые для экспертизы, руководителю экспертного учреждения. Тот поручает ее производство своим сотрудникам. Функции руководителя экспертного учреждения в судебной психиатрии могут выполнять председатель СПЭК, руководитель судебно-психиатрического экспертного отделения, заместитель главного врача больницы или диспансера по экспертной работе, сам главный врач психиатрического учреждения, в составе которого организована СПЭК. Согласно закону, руководитель экспертного учреждения обязан разъяснить выбранным им экспертам их права и обязанности и предупредить их об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем он отбирает у экспертов подписку, которая вместе с экспертным заключением будет направлена органу, назначившему экспертизу. По сложившейся в судебно-психиатрических учреждениях практике разъяснение дается лишь однажды, когда лицо становится сотрудником экспертного учреждения, а отметка о том, что эксперты предупреждены об ответственности, делается в самом экспертном заключении (акте экспертизы).

Впервые по делу целесообразно назначать амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу. Стационарные экспертные исследования необходимы по сути лишь тогда, когда эксперты лично убедились, что амбулаторных исследований для дачи ответа на поставленные вопросы недостаточно. Первичная стационарная экспертиза в принципе возможна, но необходимость в ней должна быть вызвана действительно вескими причинами и основательно мотивирована в постановлении (определении) о ее назначении. В каждом таком случае следователю (суду) целесообразно предварительно проконсультироваться с самими экспертами. Но если следователь (суд) назначили стационарную судебно-психиатрическую экспертизу, то эксперты самостоятельно не могут ограничиться проведением амбулаторной.

Направление в ходе предварительного следствия на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу обвиняемого или подозреваемого, не содержащегося под стражей, допускается только с санкции прокурора или его заместителя (ст. 188 УПК).

Вынесение постановления (определения) о назначении экспертизы. Подготовив все необходимое для экспертизы, дознаватель, следователь, прокурор, судья выносят постановление, а суд - определение о ее назначении. При этом учитываются требования, предъявляемые процессуальным законодательством к указанным документам (ст. 184, 261, 288 УПК; ст. 74, 223, 224 ГПК). В соответствии с этими требованиями в постановлении (определении) необходимо указать: дату и место его составления; наименование лица или органа, назначившего экспертизу; номер уголовного или гражданского дела, по которому она назначена; фамилию, имя, отчество гражданина, направляемого на экспертизу, его процессуальное положение; основания для назначения экспертизы (обстоятельства, вызвавшие сомнение в психической полноценности); экспертов или экспертное учреждение, которым поручено ее проведение; вопросы, поставленные на разрешение экспертов; материалы, предоставленные экспертам; вид экспертизы (способ ее производства) - амбулаторная, стационарная, заочная, посмертная и пр.

В постановлении (определении) важно правильно сформулировать экспертное задание с помощью вопросов, подлежащих экспертному разрешению. Вопросы должны быть четкими, не допускающими неоднозначной трактовки. Они должны также соответствовать закону и положениям психиатрической науки.

Постановление (определение) о назначении экспертизы является обязательным юридическим документом и не может быть заменено другим (сопроводительным письмом, списком вопросов экспертам и пр.). В случаях, когда в постановлении (определении) отсутствуют необходимые данные или реквизиты, вследствие чего невозможно определить, кто назначил экспертизу, по какому делу и в отношении какого лица, кому поручена экспертиза и какова суть порученного экспертам задания, последние обязаны немедленно заявить перед следователем (судом) ходатайство о необходимости внесения в названный документ соответствующих изменений. Если ходатайство не будет удовлетворено, то эксперты должны письменно сообщить следователю (суду), что экспертиза не состоялась и возвратить все присланные материалы без исполнения. До получения постановления (определения), а также до удовлетворения упомянутого ходатайства никакие экспертные действия (исследование материалов, прием испытуемого и пр.) проводиться не могут.

Процессуальный порядок вынесения определения (постановления) в судебном заседании и на предварительном следствии различен.

В первом случае участники судебного разбирательства вправе обсуждать обстоятельства, относящиеся к назначаемой экспертизе (необходимость ее назначения, выбор экспертов или экспертного учреждения, отводы, материалы и объекты экспертного исследования и пр.). Затем участники судебного разбирательства вправе представить свои вопросы экспертам. Окончательно круг вопросов определяется судом. Отклонение им каких-то из представленных вопросов должно быть мотивировано (ст. 288 УПК; ст. 74, 75 ГПК).

На предварительном следствии постановление о назначении экспертизы составляется дознавателем, следователем или прокурором без чьего-либо участия. Однако с постановлением должен быть ознакомлен обвиняемый. Он вправе реализовать предусмотренные ст. 185 УПК права, а именно: заявить отвод эксперту, просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц, представить эксперту дополнительные вопросы. Часть 4 ст. 184 УПК содержит существенную оговорку, согласно которой постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы не объявляется обвиняемому, если его психическое состояние делает это невозможным.

В УПК не уточняется, каким должно быть психическое состояние, чтобы обусловить невозможность ознакомления обвиняемого с постановлением. На этом этапе судебно-психиатрическая экспертиза еще не проведена и результаты ее неизвестны. Имеющиеся в распоряжении следователя материалы (медицинские документы, если таковые есть, показания участников процесса, личное восприятие следователем внешнего вида и поведения допрашиваемого) способны, как правило, дать лишь приблизительную информацию о том, каким может быть психическое состояние обвиняемого в рассматриваемый период. Остается ориентироваться в основном на поведенческие реакции обвиняемого, которые, по мнению следователя, вызваны психическим расстройством и по своему характеру безусловно исключают проведение каких-либо следственных действий. Сюда относятся крайне нелепое, хаотичное поведение, полная недоступность контакту, резко выраженная немотивированная агрессия и тому подобные поведенческие акты. При внешне упорядоченном поведении следователь должен ознакомить обвиняемого с постановлением. В конечном счете может оказаться, что крайне нелепые поступки явились следствием симуляции психической болезни здоровым человеком, а за внешней упорядоченностью скрывались серьезные нарушения восприятия, мышления, памяти, которые не позволяли допрашиваемому осмысливать суть происходящего. Но подобного рода уточнения и выводы следователь в состоянии сделать только после получения им экспертного заключения.

О невозможности по психическому состоянию обвиняемого производить с его участием следственные действия следователь обязан составить протокол (ч. 4 ст. 404 УПК). В случаях, когда по указанным выше причинам обвиняемый не знакомится с постановлением о назначении судебно-психиатрической экспертизы, с постановлением знакомится защитник, участие которого в деле обязательно (ст. 405 УПК).

Сроки судебно-психиатрической экспертизы. Началом экспертизы следует считать момент поступления в распоряжение экспертов или в экспертное учреждение постановления (определения) о ее назначении и материалов (объектов), необходимых для исследования. Экспертизу следует считать оконченной, когда полностью оформленное и подписанное экспертами заключение направляется органу, по поручению которого она проводилась. На практике окончание экспертизы связывают обычно с моментом вынесения экспертного решения, т.е. временем, когда эксперты определились с выводами и готовы приступить к составлению экспертного заключения. Чаще всего это время приходится на день заседания экспертной комиссии. Однако следователь или суд не могут считать экспертизу оконченной, пока у них нет возможности получить письменное экспертное заключение.

Нередко в судебно-психиатрической практике чрезмерная загруженность экспертных учреждений приводит к образованию очереди из ожидающих экспертизу. Сроки ожидания могут колебаться от нескольких дней до нескольких недель и даже месяцев. Время ожидания испытуемым экспертизы не входит в срок ее производства.

Появление очередей и удлинение времени ожидания экспертизы обусловливаются разными причинами. Одни из них требуют принятия соответствующих мер экспертными учреждениями или органами управления здравоохранением (улучшения организации экспертной работы, увеличения числа экспертов или экспертных учреждений, более рационального территориального их размещения и т.п.). В других случаях органам здравоохранения и экспертам влиять на факторы, способствующие появлению и росту очередей, крайне затруднительно. Речь идет о таких факторах, как неприбытие испытуемого вовремя в экспертное учреждение, плохая подготовка следователями и судами материалов дела или несвоевременная их доставка и пр. Соответствующие меры должны приниматься субъектами, назначающими экспертизу, учреждениями и службами, ведающими содержанием обвиняемых под стражей и их конвоированием, органами, которым указанные учреждения и службы подчинены.

Более подробно вопрос о сроках судебно-психиатрической экспертизы целесообразно рассмотреть по амбулаторной и стационарной экспертизам раздельно.

Срок амбулаторной экспертизы не должен превышать 20 дней с момента поступления в экспертную комиссию постановления (определения) о ее назначении со всеми необходимыми материалами до дня направления письменного экспертного заключения (акта экспертизы) и материалов дела следователю или суду. В срок производства амбулаторной экспертизы не включаются затраты времени, связанные с предоставлением экспертам дополнительных материалов, несвоевременным прибытием (доставкой) испытуемого, а также иные временное издержки, допущенные не по вине экспертов либо экспертного учреждения.

Ранее уже говорилось, что амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза не сводится к однократному экспертному освидетельствованию испытуемого и складывается из следующих основных элементов: изучение экспертами материалов дела, судебно-психиатрическое освидетельствование подэкспертного, составление письменного заключения. Поэтому ошибочны утверждения, будто срок амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы равен времени экспертного освидетельствования, т.е. нескольким часам одного рабочего дня экспертов*.

* В отдельных случаях в пределах одной амбулаторной экспертизы приходится проводить не одно, а два экспертных освидетельствования. Например, в ходе первого из них выясняется, что необходимы дополнительные материалы. После удовлетворения ходатайства об их предоставлении проводится новое освидетельствование и решаются все экспертные вопросы. Новое освидетельствование не означает новой экспертизы, что является еще одним доказательством несовпадения названных понятий.

Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза начинается с момента доставки в экспертное учреждение постановления или определения о ее назначении, материалов уголовного или гражданского дела (для лиц, заключенных под стражу, и личного дела арестованного), а также прибытия или доставки в стационар испытуемого.

В рамках стационарной судебно-психиатрической экспертизы существует два самостоятельных юридически значимых срока собственно экспертизы и пребывания испытуемого в стационаре (на экспертной койке). Их начало совпадает, приходясь на момент стационирования, но оканчиваются они разновременно.

Необходимость пребывания испытуемого в стационаре отпадает, когда эксперты пришли к окончательным выводам. С этого времени испытуемый подлежит выписке, и срок стационирования заканчивается. Но не оканчивается экспертиза, поскольку письменное экспертное заключение еще не готово.

Время нахождения подэкспертного в стационаре, именуемое сроком стационарного испытания, определено действующей Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы не должен превышать тридцати дней. При необходимости срок может быть продлен. Максимальный срок нахождения лица в стационаре в пределах одной экспертизы не установлен (он косвенно лимитирован процессуальными сроками - предварительного расследования, содержания под стражей и на практике исключительно редко превышает два-три месяца).

Высказываемое подчас мнение, что срок нахождения в стационаре равен тридцати дням, неверно. Оно ведет к другой типичной ошибке - представлении о данном сроке как о минимально необходимом, менее которого держать испытуемого в стационаре якобы нельзя. Это не так. Тридцатидневный срок следует считать не минимальным, а, скорее, максимальным для обычного случая (при возможности его продления). В каждом конкретном случае продолжительность стационарного испытания определяется временем, достаточным для проведения всех требуемых исследований. Встречающееся в экспертной практике вынесение экспертного решения до истечения тридцати дней, к примеру, на двадцатый день от начала стационирования, вполне правомерно, если эксперты сумели уложиться в этот период.

Придя к выводу о необходимости продления тридцатидневного срока, эксперты составляют об этом заключение (так называемый промежуточный акт судебно-психиатрической экспертизы), который направляется органу, назначившему экспертизу. Необходимость такого продления (как правило, еще на тридцать дней) может вызываться самыми разнообразными причинами. В числе главных - сложность экспертного случая и несвоевременное предоставление экспертам материалов. Если первое обстоятельство объективно, то во втором случае речь чаще идет о недостатках в работе следователей и судей.

Стационарная экспертиза заканчивается, когда составлено и подписано экспертное заключение. Срок оформления заключения действующими нормативными актами не предусмотрен. Если время, затрачиваемое на это экспертами конкретного учреждения, не удовлетворяет правоохранительные органы, оно определяется соглашением между экспертами и этими органами. Данный вопрос применительно к возможностям отдельных экспертных учреждений надлежит решать строго индивидуально.

Нормативными актами не определены сроки заочных и посмертных экспертиз. Учитывая особенности последних, нужно признать, что они не должны превышать предельного срока амбулаторной экспертизы, т.е. 20 дней, исключая задержки, происшедшие не по вине самих экспертов.

Экспертиза в кабинете следователя должна быть рассчитана на «разовое» присутствие там эксперта. Если экспертиза растягивается на срок свыше одного дня, то в большинстве случаев это прямое показание к ее проведению в медицинском учреждении.

В суде срок судебно-психиатрической экспертизы обусловлен временем, которое требуется эксперту для изучения материалов, выслушивания показаний, относящихся к предмету экспертизы, наблюдения за испытуемым в зале суда и его экспертного освидетельствования в перерыве судебного заседания (в одном из предоставленных для этой цели помещений суда).

Эксперт вправе просить суд об ограничении его присутствия в судебном заседании временем, необходимым для проведения исследований и дачи заключения. Суд выносит соответствующее решение, заслушав по этому поводу мнения участников судебного разбирательства (п. 15 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень Верховного суда СССР. 1971. № 1).