Язык сайта:
русский   украинский   English

Антропологическая школа уголовного права

1. Антропологическая школа возникшая в начале 70-х лет XIX ст. На это время развитие промышленности, рост городов, люмпенизация населения и ряд других факторов привели к значительному росту преступности (особенно профессиональной) во многих странах. Общество искало объяснение этому феномену, старалось выяснить причины преступности, требовало разработки соответствующих мероприятий, которые могли хотя бы сдержать рост преступности. Именно тогда и появилась антропологическая школа, которую часто называют ломброзианством за именем ее основателя - итальянского тюремного врача Чезаре Ломброзо (1835-1909). Идеи Ломброзо получили развитие в роботах его ученика Феррі (1856-1929) и другого итальянского юриста Гарофало (1851-1934). Вот почему антропологическую школу иногда называют итальянской школой криминального права. "Три мушкетеры", как их именовали их современники-криминалисты, и были главными представителями этого направления. Философской основой ломброзианства был вульгарный материализм Бюхнера, Фохта и Молешотта, который, как известно, біологі-зував все общественные явления. Чтобы вообразить себе эту вульгарную философскую базу, довольно привести слова того же Молешотта: "Пока яванці будут питаться рисом, а суриманські негры мучением, они будут подчиняться голландцам и англичанам, так как мозг последних вследствие употребления мясной пищи больший, чем у аборигенов". Идею біологізації общественных явлений ломброзіанці перенесли на преступность, назвав ее явлением биологическим. Если преступность - биологическое явление, то с ним следует бороться не путем наказания, а путем применения жестоких мероприятий репрессии, превентивных мероприятий безопасности. Отсюда отказ от демократических институтов цивилизованного криминального права, отстаивание реакционных мероприятий борьбы с преступностью.

Свои взгляды Ломброзо сформулировал в работе "Преступный человек" (1872-1876 г.): а) преступление - такое же явление, "как зачатие, рождение, смерть, психические болезни"; б) причины преступлений заложены в самой биологической природе человека; в) главное место должно занимать не действие, а деятель - преступник, его нужно изучать, применяя соответствующие методы измерения.

Ломброзо развил свое учение о прирожденном преступнике, которому от рождения присущий определенные клейма - стигматы.

Внешние стигматы - это, например, отклонение размера главы от типа, присущий расе, чрезмерные размеры челюстей и скул, асимметрия лица, чрезмерно малый или большой размер ушей, оттопыренных, как в шимпанзе, нос плоский - у воров или острый - у убийц, большое количество разнообразных, преждевременных морщин, дефекты грудной клетки, чрезмерная длина рук, лишнее число пальцев и т.п.. Об отдельных преступниках он писал: "Как правило, ворам присущий подвижность рук и лицо, небольшие, подвижные, неспокойные, чаще всего косые глаза. Обычные убийцы имеют холодные, стеклянные глаза, недвижимые и иногда наполненные кровью, челюсти сильные, скулы широкие, клыка хорошо развитые..."

Внутренние стигматы - сниженная чувствительность до боли, повышенная острота слуха, нюха, большая проворность, повышенная сила левых концовок, отсутствие раскаяния или мучений совести, цинизм, предательство, жестокость, тщеславие, мстительность, леность, любовь к оргиям и азартным играм, распространенность татуировок, особый язык "арго".

Прирожденный преступник - это явление атавизма, он воссоздает черты дикаря. Эти стигматы были подданные критике, вследствие которой было доказаниный, что, с одной стороны, названные Ломброзо стигматы оказались во многих людей, в том числе у выдающихся государственных деятелей, с другого - в книге Моргана "Старинное общество" было показано, что дикари не имеют тех рис, которые Ломброзо нашел у преступников. Под влиянием критики Ломброзо изменил свою точку зрения, признав, что преступник - это морально помешанный человек (сумасшествие в( сфере этики), а потом уже утверждал, что преступник - это эпилептик. Но и это не подтверждалось: много закоренелых преступников не обнаруживали никаких признаков эпилепсии, а много эпилептиков некогда никаких преступлений не совершали.

3. Если преступление, как считали представители антропологического вреда, - это биологическое явление, то наказание не может достичь своей цели, а потому надо отказаться от понятий вменяемости и вины, моральной ответственности. Надо применять вместо наказания мероприятия безопасности к лицам, которые имеют стигматы преступника. "Время прекратить жалеть преступника, - говорили антропологи, - надо пожалеть и общество". Они предъявляли требования отказа от суда присяжных, замены судов медицинскими учреждениями. Как писали критики, с точки зрения Ломброзо для преступника не нужен суд, а надо действовать по правилу "измерил, взвесил и повесил". Ломброзо - за широкое применение смертного наказания, это, по его мнению, искусственный отбор в обществе, в результате которого должны быть уничтожены обычные преступники. Антропологи - за широкое применение высылки преступников в колонии, в малярийные местности на пожизненную каторгу, за телесные наказания, расстриг женщин за содеянные преступления и т.п.. "Мы должны, - писал Ломброзо, - отказаться от современного сентиментального отношения к преступнику: высшая раса всегда удручает и истребляет низшую - такой закон человечества. Где дело идет о спасении высшей расы, там не может быть места жалости". Эти расистские взгляды широко использовались фашизмом и сейчас распространенные среди некоторых американских криминологов.

4. Реакционная программа антропологов не могла быть принята ни теорией криминального права, ни законодателем того времени через ее антинаучность, а также потому, что сводила криминальное право к средству расправы над человеком через ее биологические характеристики. Укажу, что в Украине, да и в России, приверженцев ломброзианства среди юристов почти не было. После посещения Ломброзо в 1897 г. Ясной Поляны Л. Толстой записал в своем дневнике: "Был Ломброзо, ограниченный, наивный старичок". Его взгляды Толстой считал "полной убогостью мысли, понимание и чувство". Это понял Енріко Феррі (1856-1929), который уже стоял ближе к социологической школе. Не возражая биологических факторов преступности, Феррі указал еще теллурические (климат, географическая среда) и социальные факторы, которые влияют на преступность, выдвинул идею субститутивів (заменителей) наказание - мероприятий социального характера, сформулировал уголовно-статистический закон уровня "криминальной насыщенности" преступности в каждой данной среде в определенный момент, опередив тем самым много идей социологической школы.

Подчеркивая реакционность антропологической школы, следует вместе с тем указать, что она дала толчок к изучению лица преступника, а также стала предтечей нового социологического направления, которое в значительной мере повлияло не только на развитие науки криминального права, но и на криминальное законодательство конца XIX-XX столетий.