Язык сайта:
русский   украинский   English

Неосторожность и ее виды

1. Неосторожность рядом с умыслом - это основная форма вины в криминальном праве. Неосторожная форма вины характерная для нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, нарушений требований законодательства об охране работы и безопасности производства, отдельных служебных преступлений. Нельзя недооценивать опасность неосторожных преступлений. Как свидетельствует практика, значительная часть материальных збитків причиняется неосторожными преступлениями, которые и вдобавок нередко остаются безнаказанными. Недисциплинированность отдельных лиц, их пренебрежительное отношение к выполнению своих служебных и профессиональных обязанностей в отдельных случаях приводят к катастрофическим за своими масштабами и тяжестью следствий. Примером тома является авария на Чернобыльской АЭС.

В ч. 1 ст. 25 УК указанные два вида неосторожности: преступная самоуверенность (самонадіяність) и преступная небрежность.

Согласно ч. 2 ст. 25 УК неосторожность является преступной самоуверенностью, если лицо предусматривало возможность наступления общественная опасных следствий своего действия (действия или бездеятельности), но легкомысленно рассчитывала на их отворачивание.

За ч. 3 ст. 25 неосторожность является преступной небрежностью, если лицо не предусматривало возможности наступления общественная опасных следствий своего действия (действия или бездеятельности), хотя должна была и могла их предусмотреть.

Анализ статей Особой части УК показывает, что в них в большинстве случаев предусмотренная ответственность за неосторожные преступления в связи с наступлением общественно опасных следствий (например, статьи 119, 286, 367). Эти нормы сконструированные за признаками материального состава преступления. Из приведенных выше определений преступной самоуверенности и преступной небрежности вытекает, что законодатель в ст. 25 в самый раз и сформулировал отношение лица к следствиям своего действия, т.е. дал эти определения согласно материальным составам преступлений. Вместе с тем отдельные статьи Особой части УК предусматривают возможность ответственности за самые действия (бездеятельность), содеянные из неосторожности. Например, преднамеренно или неосторожно могут быть возбуждены правила охраны рыбных запасов или диких водных животные при проводке взрывных работ (ст. 250), правила международных полетов (ст. 334). Эти нормы сконструированные за признаками формального состава преступления. При определении признаков такого состава необходимо устанавливать форму вины относительно самого действия (действия, бездеятельности).

2. Преступная самоуверенность (самонадіяність), как и другие виды вины, характеризуется двумя признаками - интеллектуальной и волевой. Интеллектуальный признак преступной самоуверенности отображенная в законе указанием на отношение субъекта к общественно опасным следствиям. В отличие от определения умысла закон не содержит характеристики психического отношения лица к содеянному ею действия (действия, бездеятельности). В теории криминального права по этому вопросу высказанные разные мысли. Одни авторы считают, что лицо при преступной самоуверенности сознает общественную опасность своего действия или бездеятельности. Другие, наоборот, утверждают, что при самоуверенности субъект отсутствует осознание общественной опасности совершенного действия, который интеллектуальный признак самоуверенности - это не положительное осознание общественной опасности действия, а обязанность и возможность такого осознания. Последняя мысль выдается более обоснованной. Лицо, действуя (не действуя) определенным чином и сознавая фактическую сторону своего действия, не оценивает свое поведение как общественно опасную, поскольку нейтрализует опасность (в своем сознании) обстоятельствами, которые способные, по ее мнению, предотвратить возможность наступления общественно опасных следствий. Например, мастер производственного участка направляет на работу рабочего, который прибыл к нему, не проведя с ним соответствующего инструктажа по правилам техники безопасности. При этом он просит других опытных рабочих, осведомленных с требованиями правил техники безопасности, контролировать поведение новичка и помогать ему. В этом случае мастер, понимая, что инструктаж необходимый, стремится нейтрализовать возможную опасность своего решения обстоятельствами, которые, по его мнению, не вызовут следствий. Ориентируясь на принятые меры, он не оценивает свое действие как общественно опасное, целиком сознательно, с определенной долей уверенности, исключает такую оценку. Вместе с тем, как уже было указано, действуя самоуверенно, лицо сознает фактическую сторону действия, соответствующую объективным признакам состава преступления, установленного законом, такой мерой, которой это необходимо, чтобы предусмотреть возможность наступления общественно опасных следствий. В приведенном примере лицо сознает, что поднимает соответствующие правила техники безопасности и это может привести к общественно опасным следствиям.

Предусмотрение лицом возможности наступления общественно опасных следствий. Говоря об этой сфере интеллектуальной деятельности субъекта, следует отметить, что лицо, действуя самоуверенно, предусматривает как фактические признаки возможных следствий своего действия (бездеятельности), так и ее общественно опасный характер. Определенную сложность представляет вопрос о характере предусмотрения следствий. На мысль одних юристов, предусмотрение при самоуверенности носит абстрактный характер. Вторые говорят об абстрактном характере самого предусмотрения. Третьи считают, что при преступной самоуверенности имеет место предусмотрения абстрактной возможности наступления следствий. Последнее утверждение выдается более удачным. Действуя (не действуя) преступно самоуверенно, субъект предусматривает, что действие, подобный содеянному им, вообще приводят к общественно опасным следствиям, однако уверенный, что содеянная именно им действие (бездеятельность) не должна вызвать таких следствий. Поэтому, действуя в соответствующей конкретной обстановке, лицо не сознает и реального развития причинной связи между своим поведением и следствиями, хотя и могла бы это сделать при большем напряжении своих психических возможностей.

Волевой признак преступной самоуверенности заключается в том, что лицо легкомысленно рассчитывает на отворачивание общественно опасных следствий. При преступной самоуверенности она рассчитывает на целиком реальные, определенные обстоятельства, которые за своими свойствами, связями имеют способность отвернуть наступление следствий. Это ее собственные, личные качества (ловкость, умелость, опытность, мастерство), действия других лиц, физические или химические законы, влияние обстановки, силы природы и т.п.. Расчет же на вмешательство обстоятельств, которые в момент совершения действия отсутствовали отсутствуют а их проявление не является закономерным, исключает самоуверенность.

Несмотря на уверенность субъекта в ненастанні следствий, расчет его оказывается неверным (легкомысленным), поскольку надежда на определенные обстоятельства (свойства, связи действия) или часть таких была ошибочной и не смогла отвернуть общественно опасных следствий.

3. В следственной и судебной практике особые трудности вызывает отмежевание самоуверенности от косвенного умысла. Это обусловлено тем, что и за интеллектуальными, и за волевыми признаками эти виды вины имеют определенную похожесть. Так, и при преступной самоуверенности, и при косвенном умысле лицо предусматривает возможность наступления общественно опасных следствий. Вместе с тем, если при преступной самоуверенности лицо предусматривает абстрактную возможность наступления следствий, то при косвенном умысле - реальную конкретную возможность их наступления. В этом случае следствия предполагаются ею довольно четко. Лицо, действуя (не действуя) с косвенным умыслом, предусматривает, что ее действие целиком достоверно, за данных конкретных условий может послужить причиной общественно опасные следствий. В этом заключается отличие указанных видов вины относительно интеллектуального признака.

За волевым признаком отличие преступной самоуверенности от косвенного умысла заключается в том, что при преступной самоуверенности воля лица направлена на отворачивание возможности наступления общественно опасных следствий. Расчет лица - конкретный, опирается на обстоятельство (свойство, связь действия) или группу обстоятельств, способных отвернуть наступление следствий. Однако, как было указано выше, в результате этот расчет оказывается ошибочным, неверным. При косвенном же умысле лицо сознательно допускает наступление общественно опасных следствий. При этом у нее, как правило, нет любого расчета на отворачивание следствий. В отдельных случаях, действуя с косвенным умыслом, лицо может даже надеяться на ненаступление следствий, тем не менее такая надежда у нее есть невыразительной за характером, пассивной по смыслу, это надежда на "наугад", на случайность, а не на конкретные обстоятельства. Так, субъект, который толкает в воду человека, который не умеет плавать, из лодки, которая находится на середине широкой и глубокой реки, не имеет любых достаточных оснований для реальной надежды на то, что пострадавший не погибнет. Поэтому теория криминального правая и судебная практика рассматривают такие случаи как содеянные с косвенным умыслом.

4. Преступная небрежность отличается от других видов вины (прямого и косвенного умысла, преступной самоуверенности) тем, что лицо не предусматривает наступления общественно опасных следствий. Для установления преступной небрежности также необходимо проанализировать ее интеллектуальный и волевой признаки.

Интеллектуальный признак преступной небрежности. Законодатель, как и при описании самоуверенности, не указывает при небрежности на психическое отношение субъекта преступления к своему действию или бездеятельности, а лишь говорит в ч. 3 ст. 25 УК о непредусмотрении лицом наступления общественно опасных следствий при наличии обязанности и возможности такого предусмотрения. Это, однако, не означает, что тем самым лиц отсутствует вообще любое психическое отношение к действию, которое вызвало общественно опасные следствия. В работах из психологии и юриспруденции отмечается, что непредусмотрение следствий своего действия при наличии обязанности и возможности их предусмотреть - это следствие определенного психического процесса, который происходит в сознании лица. Занимая господствующее положение, он нейтрализует (удручает) обязанность и возможность предусмотрения общественно опасных следствий.

Итак, интеллектуальный признак преступной небрежности характеризуется отсутствием у лица осознания общественной опасности осуществляемой ею действия (или бездеятельности), а также отсутствием предусмотрения возможности наступления общественно опасных следствий. За отношением к действию (действия, бездеятельности) могут быть определенные такие варианты психического состояния:

а) субъект сознает, что поднимает определенные требования осторожности, но не предусматривает возможности наступления общественно опасных следствий. Такое отношение есть характерным для случаев, когда субъект считает свое отступление от нужного поведения несущественным и неспособным приобрести отрицательное социальное значение. Например, охранник пропускает без надлежащего разрешения на объект, закрытый для посторонних, своего знакомого, не думая, что последний может использовать пребывание на этом объекте для совершения противоправного действия;

б) субъект, осуществляя сознательный поступок, не сознает, что в такой способ он поднимает требования осторожности. Например, водитель, руководя транспортным средством, не снизил скорости к нужной, так как не заметил предупредительный знак "Ограничение максимальной скорости". Продолжая движение, он считает, что действует надлежащим образом;

в) самое действие субъекта лишено сознательного волевого контроля, но этот контроль утрачен по его вине. Например, рабочий производства, находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения и стараясь устаивать на ногах, хватается за рубильник, включает ток на линию электропередачи в то время, как на ней проводятся ремонтные работы.

Как видим, в названных случаях субъект не сознает общественной опасности совершенной им действия (или бездеятельности), что и является главной чертой в характеристике его отношения к своему действию.

Непредусмотрение возможности наступления следствий свидетельствует о пренебрежительном отношении лица к общественным интересам, ее недостаточную предусмотрительность при осуществлении служебных обязанностей, при выполнении специальных правил, которые регулируют ту или другую профессиональную деятельность, при соблюдении общепризнанных норм человеческого общения. При заботливом, внимательном отношении к общественным интересам лицо, как правило, предусматривает возможные опасные следствия своего действия (бездеятельности) и или предотвращает их, или отказывается от своего действия. При определении преступной небрежности в поведении лица важное место занимает установление обязанности и возможности субъекта предусмотреть общественно опасные следствия. Обязанность, или повинность, предусмотреть следствия ("должна была") в теории криминального права называют объективным критерием преступной небрежности; возможность предусмотрения ("могла") - субъективным критерием. Для констатации преступной небрежности необходимо соединения объективного и субъективного критериев.

Объективный критерий преступной небрежности базируется на требованиях персональной ответственности субъекта. Этот критерий означает обязанность конкретного лица предусмотреть возможность наступления общественно опасных следствий при осуществлении ею действий, которые нуждаются в соблюдении определенных мероприятий осторожности. Это могут быть как элементарные (простые) мероприятия, которые возникают в процессе непосредственного общения людей один из одним, так и сложные, например, требования безопасности при осуществлении профессиональной деятельности. Обязанность быть внимательной и осмотрительным при осуществимые соответствующих действий, предусмотреть возможность наступления их опасных следствий может выходить из законов, специальных правил (инструкций, положений), которые регулируют ту или другую служебную или профессиональную деятельность, а также из общепризнанных (доступных для понимания всеми) норм человеческого общения. Отсутствие обязанности для лица предусмотреть возможность наступления общественно опасных следствий (объективного критерия) означает отсутствие в ее деятельности преступной небрежности. Например, Н. была привлечена к уголовной ответственности за то, что, работая завідуючою магазином, не проверило качество ремонта печи. При пользовании печью, из-за того, что она была отремонтирована недоброкачественно, в магазине возникший пожар. Суд, анализируя субъективную сторону действия, допущенного Н., установил, что она не обязанная была предусмотреть возможность возникновения пожара вследствие недоброкачественного ремонта, поскольку контроль за такими роботами не входил в круг ее служебных обязанностей. Дело относительно Н. была прекращена из-за отсутствия вины.

Субъективный критерий преступной небрежности следует рассматривать в тесной связи с объективным. Решающее значение здесь имеет установление фактической возможности лица предусмотреть указанные в законе следствия. Эту возможность необходимо связывать, во-первых, с индивидуальными качествами лица (возраст, образование, степень подготовленности и квалификации, знание общих и специальных правил осторожности, наличие жизненного и профессионального опыта, интеллектуальный уровень, состояние здоровья и т.п.); во-вторых - с той конкретной обстановкой, в которой действовало данное лицо. Наличие этих двух условий делает для субъекта реально возможным предусмотрение общественно опасных следствий. Указание в законе на то, что при преступной небрежности, кроме обязанности, должна быть и возможность предусмотрения общественно опасных следствий своего действия, исключает объективное отношение за вину. Поэтому невинно относительно выпуска на товарный рынок недоброкачественной продукции (ст. 227 УК) действует субъект в случае, если стандарты на продукцию изменены, но ему в установленном порядке об этом не сообщено, и продукция продолжает выпускаться за старыми стандартами. Несмотря на обязанность выпускать продукцию согласно установленным стандартам, лицо, которое не знает об Их изменениях, не предусматривает, что своими действиями допускает выпуск недоброкачественной продукции.

Волевой признак преступной небрежности состоит в потому, что лицо, имея реальную возможность предусмотреть общественно опасные следствия своего поведения, не мобилизует свои психические способности для того, чтобы осуществить волевые действия, необходимые для предотвращения таких следствий. Относительно таких действий лиц отсутствуют характерные для воли переживания: "надо", "это необходимо сделать", "я должен их осуществить", хотя ситуация давала ей достаточную информацию (внешние сигналы) для этого, а за своими личными качествами она могла воспринять и осознать эту информацию и принять верное решение.

Как уже отмечалось, законодатель в ч. 3 ст. 25 УК сформулировал небрежность относительно преступлений с материальными составами. Что касается преступлений с формальными составами, то при описании вины характеристику ее признаков надо давать относительно действия (действия, бездеятельности), а не относительно следствий. Такое перемещение тянет за собой замену понятий с "не предусмотрела" на "не сознавала". Отсюда для преступлений, которые имеют формальные составы, небрежность может быть определена таким образом: лицо, которое совершило действие (бездеятельность), не сознавала ее общественной опасности, хотя должна была и могла ее сознавать. Например, при влете иностранного самолета на территорию Украины пилот, который им руководил, забыл включить соответствующие распознавательные знаки. Продолжая польот, пилот не сознавал, что поднимает правила международных полетов, т.е. осуществляет общественно опасное действие, предусмотренное ст. 334 УК, хотя должен был и мог сознавать это обстоятельство, если бы проявил необходимую внимательность.

5. "Случай". От преступной небрежности следует отличать "случай" ("казус"). "Случай" в судебной практике встречается нередко, а актуальность вопросов, которые с ним связаны, довольно высокая, поскольку речь идет о наличии или отсутствии вины в каждом случае. Особенно часто "случай" встречается в делах из причинение вреда жизни и здоровью человека, производственного травматизма, нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта.

"Случай" в правовой литературе рассматривается как самостоятельный вид психического отношения к общественно опасным следствиям. Он имеет место тогда, когда следствия, которые настали, находятся в причинной связи с действием (или бездеятельностью) лица, которое, однако, не только не предусмотрела возможности их наступления, а и не могла их предусмотреть. "Случай" исключает вину в поведении лица. В отличие от небрежности "случай" характеризуется отсутствием субъективного критерия, который в сочетании с объективным определяет неосторожность как вид вины. Невозможность предусмотрения общественно опасных следствий может быть обусловлена как субъективными особенностями лица (отсутствие необходимых знаний, привычек, опыта, слабые умственные способности, болезнь и т.п.), так и той конкретной обстановкой, в которой было содеяно действие, которое вызвало следствия. Например, М. и К. шли полевой дорогой. Г., закуривая, бросил в заросший травой кюветов горящая спичка, которая попала в бочку из-под бензина, которая там лежала, вследствие чего бензин, который остался в бочке, запылал и произошел взрыв. Дном бочки, которое вылетело, К. были причиненные тяжелые телесные повреждения. Сам же М. от взрыва не пострадал, бочки, которая лежала в кювете, не видел. В этом случае М. не предусматривал возможности причинения вреда К. и не мог ее предусмотреть.

"Случай" ("казус") исключает уголовную ответственность из-за отсутствия состава преступления (в частности вины) в поведении лица.