Язык сайта:
русский   украинский   English

Комплексные судебно-психиатрические экспертизы

Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы предусматривается возможность комплексных экспертных заключений, когда для решения вопроса о психическом состоянии испытуемого и определении степени выраженности психических расстройств необходимо компетентное заключение специалистов других смежных дисциплин.

Вопрос о правомерности применения комплексных экспертиз в практической деятельности экспертных комиссий долгое время оставался дискуссионным. В юридической литературе высказывались мнения о процессуальной необоснованности такого рода экспертных исследований и противоречии их соответствующим нормам УПК, запрещающим экспертам выходить за пределы своей компетенции. Другие авторы, сторонники комплексных исследований, считали, что в законе содержатся косвенные указания на возможность такого рода заключений.

В последние десятилетия комплексные экспертизы широко вошли в практику экспертных решений и применяются в уголовном и гражданском процессах, а в последние годы и при проведении посмертных и заочных экспертиз.

Объединение в комплексной экспертизе усилий двух и нескольких лиц, сведущих в различных областях знаний, требует строгого соблюдения правовых гарантий при ее производстве. Поэтому в понятие комплексной экспертизы обязательно включаются такие признаки, как различие в компетенции экспертов, четкое разделение их функций и дача заключения на основе не только личных исследований, но и по результатам исследований, проведенных другими экспертами. Соблюдение этих условий предполагает участие экспертов в совместном формировании выводов и составлении общего заключения (И.А. Кудрявцев, 1988). Следовательно, комплексная экспертиза назначаемая судебно-следственными органами, правомочна в тех случаях, когда на рассмотрение экспертов предлагается решение вопросов смежных специалистов с применением специальных методов исследования для определения различных психопатологических и психологических особенностей испытуемого.

Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза в уголовном процессе. Объектом такого рода экспертиз в уголовном процессе могут быть обвиняемые, свидетели и потерпевшие.

Наиболее часто комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза назначается обвиняемым, совершившим правонарушения в состоянии аффекта (ст. 107, 113 УК). Поводом для назначения экспертизы, как правило, служат особенности поведения обвиняемого при совершении правонарушения: неожиданность поступков, появление несвойственных ранее форм поведения, жестокость, не соответствующая поводу, а также данные о конфликтной ситуации перед правонарушением. Целью экспертизы является установление у обвиняемого наличия или отсутствия временного расстройства психической деятельности (компетенция психиатра-эксперта), физиологического аффекта (нормальной, но чрезвычайно сильной эмоциональной реакции) или иных эмоциональных состояний (компетенция эксперта-психолога) в момент совершения правонарушения.

Сложность экспертной оценки аффективных реакций и связанная с ней частота расхождения экспертных заключений обусловлены рядом причин и прежде всего важностью разграничения сочетания в аффективном деликте нормально-психологических и патологических механизмов. Аффективная реакция в момент совершения правонарушения может возникнуть как у психически здорового лица, так и у лиц с различными нарушениями психической деятельности, сохраняя при этом свойства нормальной психологической реакции (физиологический аффект, эмоциональное возбуждение, оказывающее существенное влияние на поведение) или приобретает форму временного расстройства психической деятельности (патологический аффект).

Комплексная экспертиза такого рода позволяет отграничить болезненные формы аффективных реакций от неболезненных и вынести заключение о вменяемости-невменяемости подэкспертного. Однако, дав заключение о неболезненной природе аффективной реакции в плане отграничения ее от патологического аффекта, психиатр-эксперт не может, не выходя за пределы своей компетенции, оценить ее глубину и влияние на поведение обвиняемого при совершении правонарушения. В большинстве случаев экспертам (психиатру и психологу) приходится сталкиваться с оценкой состояний пограничных, между психиатрией и психологией, применять и совмещать знания в области обеих научных дисциплин.

Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза существенно расширяет возможности оценки аффективных состояний, включая в нее не только диагностику болезненных расстройств психической деятельности (патологический аффект) и их отграничение от сходных неболезненных состояний, но и определение глубины нормальных психологических реакций, в частности выраженности эмоционального возбуждения, возникшего в момент правонарушения. Последнее позволяет квалифицировать состояние обвиняемого как «аффект».

Аффективные реакции могут возникать как у психически здоровых лиц, так и у лиц с различными психическими аномалиями, чаще всего у обвиняемых с резидуальными органическими поражениями головного мозга, признаками расстройств личности (психопатиями), сосудистой патологией головного мозга (гипертоническая болезнь, начальные стадии атеросклероза головного мозга), приобретая ряд специфических черт. Экспертная оценка таких аффективных реакций также является предметом комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз.

Одним из сложных и спорных вопросов комплексных психолого-психиатрических экспертиз является отношение экспертов к признакам алкогольного опьянения у обвиняемого в момент совершения противоправного деяния. Поскольку аффективные реакции непатологического характера являются выражением нормальных нейродинамических процессов, эмоциональное возбуждение, возникая на фоне алкогольного опьянения, чаще всего является проявлением расторможенности аффективных реакций, вызванных алкогольной интоксикацией (привычных форм поведения в алкогольном опьянении). Они не могут быть идентично квалифицированы с аффективными реакциями вне состояний опьянения. Однако экспертная практика показывает, что одна лишь констатация употребления обвиняемым алкогольных напитков перед правонарушением без учета всех привходящих обстоятельств неправомерна. Данные об употреблении обвиняемым алкогольных напитков не снимают с экспертов обязанности тщательно анализировать все обстоятельства дела в каждом конкретном случае, таких как временной промежуток между употреблением алкоголя и совершением правонарушения, эмоциональном состоянии, сложившейся конфликтной ситуацией и поводом, вызвавшем эмоциональное состояние. Эксперты-психиатры и психологи должны располагать заключением судебно-наркологической экспертизы о наличии или отсутствии у обвиняемого в момент совершения правонарушения алкогольного опьянения и степени его выраженности.

Экспертное заключение о наличии аффекта у обвиняемого в момент совершения правонарушения может служить основанием для соответствующей юридической квалификации противоправных действий обвиняемого. Перед комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизой по делам об аффективном деликте правомочна постановка следующих вопросов:

1) страдает ли данное лицо расстройством психической деятельности;

2) находилось ли данное лицо в момент совершения правонарушения в состоянии временного расстройства психической деятельности;

3) находилось ли данное лицо в момент совершения правонарушения в состоянии аффекта;

4) могло ли данное лицо в момент совершения противоправных действий понимать характер и общественную опасность совершаемых действий.

В компетенцию психиатра-эксперта при проведении комплексной экспертизы несовершеннолетних входят установление признаков психического расстройства, степени этих нарушений и решение вопросов вменяемости-невменяемости. При признании такого подростка вменяемым психолог и психиатр уточняют его способность в полной мере осознавать характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, следовательно, возможность применения ст. 22 УК РФ.

В компетенцию комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз несовершеннолетних с признаками психических аномалий входит установление индивидуально-психологических особенностей, получивших отражение в его поведении при совершении конкретных противоправных действий. Поводом для назначения комплексных экспертиз могут быть данные о психических аномалиях, внешняя безмотивность поступков, немотивированное изменение показаний. Данные психолого-психиатрического исследования могут быть использованы для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела, в том числе личностных особенностей обвиняемого, уточнения психологических мотивов поведения.

В уголовном процессе предметом комплексной психолого-психиатрической экспертизы могут быть свидетели и потерпевшие. Показаниями для назначения данного вида экспертизы могут служить данные о перенесенных потерпевшим и свидетелем травмах головного мозга, отставание и искажение психического развития, низкое интеллектуальное развитие, недостаточность речевых функций, расстройства личности со склонностью к фантазированию и внушаемости, что вызывает у следствия и суда сомнение в возможности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. В комплексной экспертизе такого типа в компетенцию психиатра-эксперта входит установление наличия или отсутствия нервно-психических расстройств у обследуемого лица, а психолог-эксперт устанавливает способность лица с указанными видами патологии правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания, а также правильно понимать характер и значение совершенных в отношении него действий. В рамках комплексной экспертизы могут быть решены вопросы о способности потерпевшего (особенно по половым преступлениям) оказывать сопротивление. Такие личностные особенности, как вялость, пониженная активность, застенчивость, замкнутость, склонность к реакциям торможения и растерянности в новых сложных и экстремальных ситуациям, могут найти отражение в поведении потерпевшего в период криминальных действий, совершаемых в отношении него. Ограниченная возможность к сопротивлению потерпевшего может находиться в определенной зависимости и от возрастных признаков, осведомленности в половых взаимоотношениях, полноты и глубины понимания сложившейся ситуации, его эмоционального состояния (страх, растерянность, подавленность). Констатация указанных особенностей психической деятельности может быть расценена следствием и судом как беспомощное состояние потерпевшего. При этом следует отметить, что констатация беспомощного состояния и достоверность свидетельских показаний относится к компетенции суда.

Комплексная судебно-психиатрическая и судебно-медицинская экспертиза назначается в случаях, когда речь идет об определении тяжести телесных повреждений, повлекших психические нарушения у потерпевших.

Такого вида комплексная экспертиза определена Приложением к приказу Министерства здравоохранения СССР от 11.12.78, согласно которому диагностика психических расстройств и установление причинной связи этих расстройств с полученной травмой относятся к компетенции судебно-психиатрической экспертизы, а оценка тяжести телесных повреждений проводится с судебно-медицинским экспертом.

Основными вопросами комплексной судебно-психиатрической и судебно-медицинской экспертизы является определение тяжести телесных повреждений у потерпевших при травматических поражениях головного мозга, оценка степени тяжести телесных повреждений при кратковременных расстройствах психики, при интоксикационных психозах, реактивных состояниях, а также установление связи заболевания с психической и физической травмами, полученными потерпевшим во время совершения преступления.

В случаях посттравматических расстройств у потерпевших экспертной оценке подлежат как психические нарушения острого, так и отдаленного периодов. В остром периоде оценивается наличие или отсутствие явлений сотрясения (коммоции или контузии) головного мозга, характер и продолжительность синдромов помрачения сознания.

Для оценки подострого и отдаленного периодов важное значение имеет диагностика посттравматических церебрастенических и энцефалопатических расстройств, посттравматической эпилепсии, признаков слабоумия и посттравматических психозов. Выраженность указанных расстройств, их продолжительность, типы течения определяют комплексное экспертное заключение о степени тяжести телесного повреждения как такового.

Одним из наиболее сложных в рамках обсуждаемой проблемы является вопрос об оценке тяжести телесных повреждений, повлекших временные расстройства психической деятельности (реактивных состояний).

Проблема реактивных состояний представляет собой особый интерес, так как касается тех телесных повреждений, которые не сопровождаются травматическими нарушениями анатомической целостности органов, а влекут за собой лишь функциональные расстройства.

В соответствии с разработанной в ГНЦСиСП им. В.П. Сербского классификацией реактивных состояний: острые, подострые и затяжные, а также с учетом клинического уровня их выражения (невротические или психотические) и продолжительности их течения, эти состояния судебно-медицинским экспертом могут быть квалифицированы как телесные повреждения различной степени.

Одной из форм нарушений психики, которые могут развиться в результате насильственных действий и которые являются предметом комплексной судебно-психиатрической и судебно-медицинской экспертизы, являются интоксикационные психозы. Они возникают вследствие введения потерпевшему как отравляющих веществ, так и лекарственных препаратов в токсических дозах. Оценка тяжести телесных повреждений у потерпевших при диагностике интоксикационных расстройств в психике проводится с учетом длительности, глубины, степени выраженности, а также возможного периода течения возникшего психического расстройства и его влиянием на дальнейшую трудоспособность потерпевшего.

Комплексные экспертизы в гражданском процессе в последние годы получили достаточно широкое распространение. Предметом комплексной экспертизы могут быть истцы и ответчики при очном освидетельствовании. Экспертиза в таких случаях проводится по общим правилам, изложенным выше, с участием, в основном, психиатров-экспертов и психологов-экспертов.

Особого внимания заслуживает рассмотрение возможности комплексных экспертиз с участием различных специалистов при проведении посмертных экспертиз, когда оценивается состояние лиц, при жизни совершивших гражданские акты (купли-продажи, дарения, завещания, вступление в брак и т.д.), оспариваемые в гражданском процессе.

Исходя из сложностей диагностики при посмертных судебно-психиатрических экспертизах вопросов, в последние годы к участию в подобных экспертизах привлекаются специалисты ряда смежных дисциплин. Наиболее часто в судебно-психиатрической практике возникает необходимость комплексного анализа материалов гражданского дела и медицинской документации с участием психологов и невропатологов.

Комплексная судебная психолого-психиатрическая посмертная экспертиза проводится в тех случаях, когда оценивается психическое состояние лица в момент совершения гражданских актов, не обнаруживающего психотического уровня психических нарушений. Как правило, речь идет об астенических состояниях различной степени выраженности или об интеллектуально-мнестических расстройствах, не достигающих степени слабоумия. При этом психиатр-эксперт оценивает синдромологический уровень психических нарушений и его глубину, а перед психологом-экспертом ставятся вопросы о личностных особенностях исследуемого лица и их влияние на принятие решения, наличие или отсутствие повышенной внушаемости и пассивной подчиняемости влиянию окружающих.

Мозговая органическая патология, развивающаяся при многих заболеваниях головного мозга и инфекциях, ее выраженность и динамика во многом определяются локализацией органического процесса в головном мозгу и его распространенностью. Кроме того, мозговые органические поражения могут создавать почву, на которой возникают различные болезненные состояния и атипично протекают соматические заболевания. При посмертных экспертизах возникает необходимость в оценке психического состояния лица, при жизни страдавшего опухолями мозга как первичными, так и метастазами в мозг при других локализациях опухолей. Участие невропатолога, в компетенцию которого входит диагностика такого рода нарушений, в ряде случаев необходима для более точной диагностики локализации процесса, а следовательно, и характера психических расстройств. Подобного рода, совместные с неврологами, экспертизы иногда проводятся также при оценке острого постинсультного состояния, острого периода черепно-мозговой травмы и некоторых других случаев.

Неотъемлемой частью злокачественных опухолевых заболеваний как головного мозга, так и других органов является интоксикация, связанная с влиянием продуктов распада опухоли на организм. Интоксикация оказывает влияние на общее состояние больных и на психические функции (осмысление ситуации, оценка прогноза своего состояния, интеллектуально-мнестические функции и т.д.). На характер психических нарушений влияет и вид проводимого лечения, в том числе и применение наркотических препаратов в различных дозах. Поэтому при проведении посмертных экспертиз лицам, при жизни страдавшим онкологическими заболеваниями, может быть приглашен врач-онколог, а иногда нарколог.

В последние годы нередко проводится посмертная экспертиза с участием врача-эндокринолога лицам, при жизни страдавшим сахарным диабетом и другими эндокринными заболеваниями. Диапазон психических расстройств при этих заболеваниях достаточно широк - от легких неврозоподобных нарушений до состояний помрачения сознания (коматозные состояния, связанные с повышенным или пониженным содержанием сахара в крови, и др.).

Комплексные судебно-психиатрические экспертизы с участием терапевта могут проводиться в тех случаях, когда у лиц, страдающих различными соматическими заболеваниями, появляются психические нарушения либо в форме симптоматических психозов, либо в форме депрессивных реакций. Диагностика психозов при соматических заболеваниях является компетенцией психиатров-экспертов. Оценка глубины и выраженности депрессивных поражений требует соотнесения их с тяжестью и типом течения соматического заболевания (туберкулез, заболевания почек, различных оперативных вмешательств и т.д.), которые оцениваются врачом-терапевтом.