Язык сайта:
русский   украинский   English
Twitter 42yurista

Предмет судебной психиатрии и ее задачи

Судебная психиатрия является прикладной отраслью медицинской науки - психиатрии (общей психиатрии). Психиатрическая наука в целом и любая из ее отраслей исследуют закономерности возникновения, развития и возможного исхода группы болезней, сопровождающихся нарушениями психики. Эти болезни именуются психическими расстройствами. Далее в настоящей главе наименования «психические расстройства», «психические болезни» и «психические заболевания» будут употребляться как синонимы.

Общая психиатрия исследует указанные закономерности с целью оказания психически больным психиатрической помощи. Последняя включает в себя обследование психического здоровья пациента, распознавание (диагностику) психических заболеваний, психиатрическое лечение и уход, а также медико-социальную реабилитацию лиц, страдающих психическими расстройствами (ст. 1 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

Судебная психиатрия изучает психические расстройства применительно к задачам, которые решаются в ходе осуществления правосудия по уголовным и гражданским делам. На основании заключения судебных психиатров, которое подлежит оценке в совокупности с другими доказательствами, суд в рамках уголовного или гражданского судопроизводства принимает процессуальные решения - определение, постановление, приговор. Поэтому эта отрасль психиатрии называется «судебной».

Поскольку в уголовное судопроизводство составной частью входит предварительное расследование, то судебно-психиатрические заключения используются здесь не только судом, но также лицом, производящим дознание, следователем и прокурором.

Общая и судебная психиатрия наряду с чертами сходства между собой имеют определенные различия.

Общим выступает то, что обе медицинские дисциплины, изучая одни и те же явления - психические расстройства, используют одинаковые методы психиатрического обследования, диагностики, а при необходимости и лечения - единую классификацию психических заболеваний, единые медицинские термины и понятия. Точнее, судебная психиатрия заимствует из общей психиатрии разработанную ею систему научных взглядов на психические расстройства и систему практических действий по их выявлению, профилактике и лечению.

Однако различия в задачах, решаемых общей и судебной психиатрией, обусловливают известные расхождения между ними, придавая судебной психиатрии присущие только ей специфические черты.

Сказанное относится и к ее предмету. Во многих случаях он включает в себя помимо медицинских описаний и квалификаций, принятых в общей психиатрии (например, диагноза психического заболевания), также дополнительную судебно-психиатрическую квалификацию, именуемую судебно-психиатрической оценкой. Так, эксперты-психиатры, обследовав обвиняемого, приходят к выводу, что он на протяжении ряда лет страдает хроническим психическим заболеванием в форме параноидной шизофрении. В общепсихиатрической практике приведенного диагноза в совокупности с некоторыми другими клиническими характеристиками болезненного состояния вполне достаточно, чтобы принять решение о необходимости для пациента психиатрической помощи и способе ее оказания. Для судебного психиатра приведенный диагноз и иные чисто клинические квалификации заболевания обвиняемого тоже необходимы, но недостаточны. Судебный психиатр должен использовать дополнительные и весьма специфические критерии, которые характеризуют выявленное болезненное состояние. К примеру, ответить на вопрос, мог или не мог обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния «осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими» (ч. 1 ст. 21 УК РФ). Данная формулировка определяет глубину (тяжесть) поражения болезнью психической сферы обвиняемого в степени, которая исключает вменяемость и ответственность за содеянное.

Аналогичная картина наблюдается при решении судебным психиатром иных вопросов, входящих в его компетенцию. Гражданскую недееспособность обусловливает не любое психическое расстройство, но лишь такое, которое не позволяет больному «понимать значение своих действий или руководить ими» (ст. 29 ГК РФ). Не могут быть допущены к даче свидетельских показаний психически больные, неспособные «правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания» (п. 3 ст. 79 УПК РСФСР).

Критерии судебно-психиатрической оценки могут отражать не только глубину (тяжесть), но и некоторые другие особенности психических расстройств. Например, принудительные меры медицинского характера применяются к невменяемому лишь при условии, что он по своему болезненному состоянию представляет опасность. Ее содержание определяется в законе как возможность причинения невменяемым существенного вреда либо опасность, которую он представляет для себя или других лиц (ч. 2 ст. 97 УК РФ). При изменении психического состояния принудительные меры медицинского характера подлежат прекращению, даже если полного излечения не наступило и гражданин остается психически больным.

В отличие от общепсихиатрических, судебно-психиатрические критерии психического расстройства отражают такие его особенности, которые, собственно, и делают его юридически значимым в уголовном и гражданском судопроизводстве, обусловливают специфические правовые последствия. Так, больной, неспособный осознавать значение своих действий или руководить ими, не должен нести за их совершение уголовной ответственности, поскольку его поведение не может считаться виновным. Свидетель, неспособный правильно (адекватно) воспринимать окружающее, не должен допускаться к даче показаний ввиду реальной угрозы получения судом болезненно искаженных, недостоверных сведений, способных негативно сказаться на установлении судебной истины.

Критерии психических расстройств, по которым производится их судебно-психиатрическая оценка, либо прямо содержатся в законе (в статьях о невменяемости, гражданской недееспособности и т.п.), либо вытекают из его смысла и характера рассматриваемого судом дела. Эти критерии не применяются в общей психиатрии и не могут быть заменены развернутым психиатрическим диагнозом или подробным клиническим описанием психического состояния обследуемого лица.

Рассматриваемые медицинские дисциплины, т.е. общую и судебную психиатрию, нельзя как смешивать между собой, так и противопоставлять друг другу.

Примером их смешения являются суждения, по которым задача судебных психиатров - установить наличие или отсутствие у гражданина психического расстройства, определить, болен данный субъект или здоров. Если гражданин психически болен, то суд, в зависимости от характера дела, принимает соответствующее решение - освобождает больного от уголовной ответственности как невменяемого, признает недееспособным и пр.

Такого рода суждения нередко можно слышать от людей, незнакомых или поверхностно знакомых с правом и судебной психиатрией. Ошибка заключается в том, что для признания гражданина невменяемым, недееспособным, нуждающимся в принудительном лечении или непригодным к определенным видам профессиональной деятельности одних лишь клинических квалификаций, включая медицинский диагноз заболевания, недостаточно. Кроме этих квалификаций требуется оценка состояния психического здоровья гражданина по дополнительным судебно-психиатрическим критериям, о которых говорилось выше*. Эти критерии чаще всего определяют глубину (степень) болезненного поражения психических функций человека, которые необходимы ему как субъекту права для самостоятельного совершения юридических действий. Поведение субъекта права должно быть осознанно-регулируемым. Если же психическое расстройство лишает субъекта способности к осознанно-регулируемому поведению, то совершаемые им юридически значимые поступки не влекут обычных правовых последствий. Сделка признается недействительной, нарушение уголовно-правовых запретов не приводит к возложению уголовной ответственности и наказанию и т.п.

* Важно отметить, что круг обстоятельств, влекущих наступление рассматриваемых правовых последствии, не ограничивается определением психического состояния подлежащего экспертизе лица. Так, для признания лица невменяемым, помимо установления его психического состояния, нужно также доказать, что именно это лицо совершило деяние, по поводу которого ведется данное уголовное производство. Однако такого рода вопросы в компетенцию судебного психиатра не входят, а потому в настоящем разделе не рассматриваются.

Одновременно законодательство предусматривает для подобного рода случаев возможность наступления специфических правовых последствий. К невменяемому могут быть применены принудительные меры медицинского характера, над недееспособным учреждается опека и пр.

Сам по себе диагноз психического расстройства, установленный гражданину в процессе психиатрического обследования, не является юридически значимым обстоятельством и не влечет наложения на гражданина никаких правовых ограничений (ч. 3 ст. 5 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

Вместе с тем было бы неверным противопоставлять судебную психиатрию общей, говорить о существенных расхождениях между ними. Как уже отмечалось, судебная психиатрия использует весь арсенал средств, разработанных общей психиатрией в области диагностики и лечения психических расстройств. Отсюда неправомерно мнение, будто предмет общей и судебной психиатрии принципиально различен. Согласно этой точке зрения, в общепсихиатрической практике психически больным именуется любое лицо, которому установлен диагноз психического расстройства. Судебный психиатр использует иное понятие психического заболевания - не медицинское, а юридическое. С точки зрения гражданского права, например, психически больным является лицо, признанное судом недееспособным. Лицо же, признанное дееспособным, хотя и обнаруживает признаки психического расстройства, юридически считается психически здоровым. И этой точки зрения должны придерживаться судебные психиатры. Иными словами, для судебного психиатра такое лицо является здоровым, тогда как психиатр общего профиля такое лицо считает психически больным.

Ошибочность описанного подхода кроется в принципиально неправильном разделении психических расстройств на «болезнь в медицинском смысле» и «болезнь в юридическом смысле». В действительности понятия «болезнь», «болезненное расстройство» (в том числе психическое) являются исключительно медицинскими и определяются в соответствии с действующей классификацией болезней. Этому взгляду на психические расстройства, на болезнь и здоровье, психическую норму и патологию обязано следовать и право. Суть дела в другом: не всякое психическое расстройство способно иметь юридическое значение и влечь за собой правовые последствия.

Существуют психические расстройства юридически значимые и психические расстройства юридически нейтральные. Многие граждане, страдающие психическими расстройствами и, следовательно, не могущие считаться психически здоровыми, не утрачивают однако способности к самостоятельному совершению юридических действий. Они могут нести уголовную ответственность и отбывать наказание, совершать сделки, исполнять свои профессиональные обязанности, давать показания в суде.

Резюмируя сказанное, можно сделать следующие выводы. Общая психиатрия и ее прикладная отрасль - судебная психиатрия являются науками о психических расстройствах. Различаются обе медицинские дисциплины прежде всего по целям, с которыми они изучают названные расстройства. Для общей психиатрии это оказание психиатрической помощи больным.

Судебная психиатрия изучает психические расстройства в целях оказания содействия правосудию. Судебная психиатрия имеет дело с теми психическими расстройствами, с установлением которых в уголовном или гражданском судопроизводстве законодательство связывает наступление специфических правовых последствий (освобождение от уголовной ответственности, применение принудительных мер медицинского характера, признание сделки недействительной и пр.). Таким образом, предмет судебной психиатрии составляют психические расстройства, имеющие правовое значение в уголовном и гражданском процессе.

В большинстве случаев юридически значимые психические расстройства характеризуются двумя группами признаков (критериев). Первую составляют чисто медицинские (клинические) признаки, используемые как в судебной, так и общей психиатрии: симптомы, синдромы, нозологические формы психических расстройств. Вторая группа признаков (критериев) употребляется только судебными психиатрами и служит основой для так называемой судебно-психиатрической оценки психических расстройств. Применительно к некоторым понятиям, используемым в праве и судебной психиатрии, вторая группа признаков именуется юридическим критерием. Например, юридический критерий невменяемости*, юридический критерий гражданско-правовой недееспособности**.

* Подробнее см. раздел 2.1.

** Подробнее см. раздел 3.1.

Деятельность судебного психиатра имеет несколько относительно самостоятельных направлений. Каждое из них характеризуется своеобразием задач и способов их решения, а также некоторой спецификой правовых форм (юридических правил и процедур), в рамках которых эта деятельность реализуется. По указанным основаниям в судебной психиатрии можно выделить несколько разделов.

1. Судебно-психиатрическая экспертиза по уголовным и гражданским делам. По объему практической работы, числу участвующих в ней судебных психиатров, по степени научной разработанности имеющихся здесь проблем этот раздел отечественной судебной психиатрии можно назвать основным.

Кроме того, судебно-психиатрической экспертизе в наибольшей мере присущи черты, характерные именно для судебно-психиатрической деятельности вообще и отличающие судебную психиатрию от общей.

Во-первых, судебно-психиатрическая экспертиза может быть назначена только в рамках уголовного или гражданского дела и только лицом (органом), ведущим судопроизводство. Это должностные лица, ведущие предварительное расследование (дознаватель, следователь, прокурор), или суд (судья), рассматривающий дело по первой инстанции. Иные должностные лица, органы, организации или граждане назначать судебно-психиатрическую экспертизу не вправе.

Во-вторых, лица, назначающие экспертизу, не только принимают решение о ее проведении, но также формулируют экспертное задание (вопросы, поставленные перед экспертами); собирают объекты и материалы, подлежащие экспертному исследованию, и предоставляют их экспертам; выбирают экспертное учреждение или конкретных экспертов, которым поручается экспертиза; оценивают составленное экспертами заключение и, в случае согласия с выводами экспертов, используют эти выводы для принятия процессуальных решений.

В-третьих, именно эти решения (постановление следователя, определение или приговор суда и пр.) являются обязательными для всех органов и организаций, должностных лиц и граждан. Эксперты-психиатры не обладают властными полномочиями, а их заключения и выводы - обязательной юридической силой. Отсюда юридически ошибочны встречающиеся иногда утверждения, что судебные психиатры, признав гражданина невменяемым, освободили его от уголовной ответственности и направили на принудительное лечение. Такими полномочиями наделен только суд. Более того, следователь, прокурор, суд не обязаны безоговорочно руководствоваться экспертным заключением. Они вправе как согласиться, так и не согласиться с экспертными выводами, отвергнуть их как недостоверные, назначить новую экспертизу. Указанные лица обязаны лишь мотивировать свое несогласие с экспертными выводами, указав на те обстоятельства, по которым экспертное заключение отвергнуто.

Наконец, в-четвертых, порядок назначения и производства судебно-психиатрической экспертизы установлен процессуальным законодательством - УПК и ГПК. Здесь неприменимы нормы и правила, регулирующие психиатрическое обследование пациента в общепсихиатрической практике (например, неприменимы те статьи закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», которые посвящены психиатрическому освидетельствованию граждан).

Перечисленные особенности экспертизы весьма наглядно демонстрируют специфику деятельности судебного психиатра. Она призвана обеспечить эффективное достижение целей и решение задач, которые поставлены перед субъектами, осуществляющими правосудие, подчинена этим целям и задачам. Судебно-психиатрическая экспертиза назначается судом (следователем) и производится для суда (следователя) по правилам, предусмотренным процессуальным законом.

Вместе с тем было бы абсолютно необоснованным утверждать, что судебный психиатр - лицо несамостоятельное, целиком подчиненное правоохранительным органам, исполняющее их волю и отстаивающее их интересы. В уголовном и гражданском судопроизводстве судебный психиатр фигура самостоятельная, обладающая профессиональной независимостью, на которую никто не вправе посягать. Только эксперт может решить, какие исследования необходимы для ответа на поставленные перед ним вопросы и какими должны быть ответы. Суд, поручая психиатрам-экспертам производство экспертных исследований, неправомочен оказывать на экспертов ни прямого, ни косвенного воздействия с целью получения желательного для себя результата. В частности, при назначении экспертизы со стороны следователя и суда недопустимы указания эксперту, предрешающие ход предстоящих исследований и их результат.

2. Применение принудительных мер медицинского характера к психически больным, совершившим общественно опасные деяния (принудительное лечение). Данный раздел можно рассматривать вторым по значимости в отечественной судебной психиатрии после судебно-психиатрической экспертизы.

Виды принудительных мер медицинского характера, основания их отмены и изменения, а также круг лиц, к которым эти меры применяются, определены уголовным законом (гл. 15 УК РФ).

Назначается принудительное лечение только судом после рассмотрения дела в порядке уголовного судопроизводства (гл. 33 УПК РСФСР). Только суд вправе прекратить принудительное лечение или изменить его вид, причем сделать это он может лишь по правилам, установленным уголовно-процессуальным законодательством (ст 369 и 412 УПК РСФСР).

В рамках данного раздела изучаются критерии психических расстройств, обусловливающих необходимость назначения принудительных мер медицинского характера, их отмены или изменения их вида; разрабатывается одна из основных категорий судебной психиатрии - общественная опасность психически больных (лиц с глубокими психическими расстройствами); исследуются психопатологические факторы, приводящие больного к совершению предусмотренного уголовным законом деяния; разрабатываются медицинские меры по профилактике таких деяний и пр.

3. Пенитенциарная психиатрия занимается проблемой оказания психиатрической помощи осужденным к лишению свободы. Выделение ее в самостоятельный раздел обусловлено несколькими причинами. Во-первых, среди осужденных обнаруживается немало лиц с неглубокими психическими расстройствами, не исключающими вменяемость и возможность отбывать наказание. Следовательно, эти больные могут нуждаться в оказании им психиатрической помощи. Во-вторых, одной из задач психиатра в местах лишения свободы выступает своевременное выявление у осужденных более глубоких психических расстройств. Если такое расстройство делает отбывание наказания невозможным, то больной освобождается судом от его дальнейшего отбывания (ст. 81 УК РФ). Одновременно с освобождением суд может применить к больному принудительные меры медицинского характера.

Наконец, в-третьих, условия, в которых находятся осужденные к лишению свободы, отличаются от обычных и, как правило, предъявляют к психической сфере человека повышенные требования. В связи с этим немаловажной может оказаться роль психиатра в оказании помощи лицам с неглубоким психическим расстройством, которые испытывают затруднения при адаптации к условиям исправительного учреждения. Это может выразиться в ухудшении состояния психического здоровья, в неадекватных поведенческих реакциях (повышенная конфликтность с окружающими, нарушения режима содержания и т.п.). Успешное терапевтическое воздействие на неглубокое психическое расстройство, выступавшее в роли обстоятельства, способствовавшего совершению данным лицом преступления, за которое он отбывает наказание, может рассматриваться в качестве одного из средств предупреждения преступного рецидива.

Принципиально новым, не имеющим прецедентов в отечественном законодательстве, является положение Уголовного кодекса РФ о возможности применения к лицам с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, принудительных мер медицинского характера (ч. 2 ст. 22 УК).

Таковы основные направления деятельности судебного психиатра в уголовном и гражданском судопроизводстве, дающие основания для выделения трех относительно самостоятельных разделов в структуре судебной психиатрии как прикладной отрасли психиатрической науки.

Несколько иным является деление на разделы учебного курса судебной психиатрии и, в частности, данного учебника для студентов-юристов. Структура учебного курса призвана способствовать последовательному и систематическому изложению учебного материала в целях его наилучшего освоения студентами-правоведами.

Первый раздел учебника охватывает все из выделенных нами основных разделов судебной психиатрии. Учебник имеет два клинических раздела - основы общей психопатологии, а также раздел, посвященный отдельным формам психических расстройств и их судебно-психиатрическому значению. Знание клиники психических заболеваний необходимо юристу, в первую очередь следователю, прокурору, судье, в их повседневной практической работе. Юрист не может и не должен знать клиническую психиатрию на уровне врача-психиатра, оказывающего психически больным психиатрическую помощь или проводящего судебно-психиатрическую экспертизу. Однако юрист обязан обладать психиатрическими знаниями в объеме, необходимом для успешного решения его собственных задач. Например, следователь и судья должны самостоятельно решить вопрос о необходимости назначения судебно-психиатрической экспертизы; собрать материалы, подлежащие экспертному исследованию; юридически и психиатрически грамотно сформулировать экспертное задание и, наконец, правильно оценить данное экспертами заключение и умело использовать его в доказательственном процессе. Без знания основ клинической психиатрии сделать это невозможно.

В самостоятельные разделы выделены вопросы судебно-психиатрической экспертизы несовершеннолетних и проблема симуляции. Экспертиза несовершеннолетних имеет особенности, обусловленные спецификой их правового положения и своеобразием психических расстройств, наблюдаемых в этом возрасте. Актуальна для следственной, судебной и экспертной практики также проблема симуляции, поскольку часть обвиняемых, симулируя психическое заболевание, пытается тем самым избежать уголовной ответственности и наказания.