Язык сайта:
русский   украинский   English

Ошибка и ее значение для уголовной ответственности

1. Криминальное право базируется на принципе виновной ответственности лица за содеянное ею действие. Вина предусматривает правильное адекватное отображение в сознании субъекта как фактических, так и юридических признаков преступления. Однако в жизни встречаются случаи, когда лицо, совершая конкретное действие, ошибается в его фактических признаках (в характере объекта или предмета действия, следствий, причинной связи) или неправильно оценивает его правовую природу, юридические свойства. В этих случаях в сознании лица формируется ошибочное представление об объективной действительности. Это может быть вызвано разными объективными и субъективными обстоятельствами, при которых совершается действие, и по-разному влиять на решение вопроса о вине лица и его уголовную ответственность. В этих случаях и возникает вопрос об ошибке и ее значение для уголовной ответственности.

УК не содержит специальных норм об ошибке. Понятие ошибки, ее виды и значения определяются наукой криминального права и практикой на основе анализа таких понятий, как субъективная сторона, вина, умысел, неосторожность, "случай" ("казус").

Под ошибкой в криминальном праве понимается ложное представление лица о юридических свойствах или фактических признаках совершенного ею действия.

В зависимости от содержания обстоятельств, которые неправильно воспринимаются субъектом, различают два вида ошибки: юридическую и фактическую.

2. Юридическая ошибка заключается в ложном представлении лица о юридических свойствах содеянного, его правовую характеристику. Именно поэтому юридическую ошибку еще иначе называют ошибкой в праве. Итак, при юридической ошибке лицо может ошибаться в преступности или непреступности содеянного ею действия, его квалификации, виде или размере наказания, предусмотренного законом за это действие. Соответственно юридическая ошибка делится на три вида: а) ошибку в преступности действия; б) ошибку в квалификации преступления; в) ошибку в виде и размере наказания.

Ошибка в преступности действия, в свою очередь, может быть двоякого рода: она заключается в том, что лицо считает свое действие преступлением, а в действительности закон его таким не признает; или, наоборот, действие по закону является преступлением, а лицо считает, что оно незло-чинно. В первом случае имеет место так называемый мысленное преступление, которое существует только в воображении лица. Поскольку обязательным признаком преступления есть его криминальная противоправность, ошибочное представление о преступности действия исключает вину и уголовную ответственность. Так, не подлежит уголовной ответственности лицо, которое совершает скупку и продажу валютных ценностей и считает, что эти действия являются преступлением, а в действительности же такие действия не предусмотренные в УК как преступные.

Во втором случае, когда действие по закону признается преступлением, а лицо считает его правомерным, непреступным, вина и уголовная ответственность в принципе не исключаются. Это прежде всего вытекает из содержания вины, ее форм: законодатель не включает в их характеристику такой признак, как осознание лицом криминальной противоправности действия. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 4 УК преступность и наказуемость действия определяются законом об уголовной ответственности, который действовал на время совершения этого действия. Согласно ст. 68 Конституции Украины "незнание законов не освобождает от юридической ответственности". Правовым основанием этого есть предусмотрен Конституцией порядок опубликования и вступления закона в силу. Статья 57 Конституции провозглашает: "Законы и другие правовой^-правовые-нормативно-правовые акты, которые определяют права и обязанности граждан, должны быть доказанные к сведению население в порядке, установленном законом". Из этого явствует: если этот порядок был соблюден, то действует презумпция знания закона всеми гражданами, а потому ошибка субъекта, по общему правилу, не исключает вины и уголовной ответственности. Так, уголовной ответственности подлежит руководитель частного предприятия, который на протяжении четырех месяцев не выплачивает зарплату работникам, считая, что такое действие не являются преступлением, хотя в действительности ст. 175 УК предусматривает такое действие как преступление против трудовых прав граждан.

Лишь в тех случаях, когда предусмотренный Конституцией порядок опубликования и вступления закона в силу не был соблюден или лицо вследствие конкретных обстоятельств не имела реальной возможности ознакомиться с законом (например, находилась с экспедицией в отдаленной местности), а затем, знать о преступности действия, уголовная ответственность может быть исключена.

Ошибка в квалификации преступления также, в сущности говоря, отображает незнание или недостаточную осведомленность лица о действующем криминальном законе. Например, совершая открытое без насилия похищения чужого имущества, лицо считает, что такое действие будет квалифицироваться за ст. 185 УК как кража, тогда как оно подпадает под признаки ст. 186 УК, которая предусматривает грабеж. Здесь лицо правильно сознает общественную опасность совершенного, знает о его запрете криминальным законом, но ошибается в квалификации и потому должна нести ответственность за ст. 186 УК.

Так же решается вопрос и при наличии ошибки в характере наказания, т.е. при ложном представлении лица о виде и размере наказания, которое угрожает ей по закону за содеянное преступление.

Итак, изложенное разрешает сделать общий вывод о том, что ошибка лица в юридических признаках отображает незнание ею криминального закона и, по общему правилу, не влияет на уголовную ответственность и наказание.

3. Фактическая ошибка - это ложное представление лица о фактических объективных признаках совершенного ею действия. При фактической ошибке лицо правильно оценивает юридическую, правовую характеристику определенного действия как конкретного преступления, тем не менее ошибается в его фактических признаках.

В зависимости от того, в содержании каких именно объективных признаках ошибается лицо, различают такие виды фактической ошибки: а) ошибку в объекте; б) ошибку в характере действия (действия или бездеятельности); в) ошибку в причинной связи; г) ошибку в лице пострадавшего.

Ошибка в объекте заключается в ложном представлении лица о характере того общественного отношения, на которое посягает ее действие. Лицо направляет свое действие на причинение вреда одному объекту, но вследствие ее ошибки жаль фактически причиняется другому объекту. В большинстве случаев ошибка в объекте связана с ошибкой лица в предмете преступления, а через нее - в его объекте. Так, лицо, желая похитить наркотические средства, проникает к аптеке и похищает, как она считает, наркотические средства, в действительности же выясняется, что похищенное лекарство не являются наркотическими средствами.

Совершая преступление, лицо сознавало, что поднимает отношения в сфере обращения наркотических средств, и желала этого, но вследствие ошибки фактически нарушила отношения государственной собственности. Или, желая уничтожить дом, который принадлежит защитнику, в связи с его деятельностью, связанной с предоставлением правовой помощи, лицо ошибается адресом и производит поджог дом, который принадлежит другому лицу. Здесь действие направлено на нарушение общественного отношения в сфере нормальной деятельности органов правосудия, а фактически вред причинен отношениям собственности гражданина.

Поскольку объект является элементом состава, который прежде всего определяет характер общественной опасности преступления и его правильную квалификацию, ложное представление лица об объекте влияет на ее вину и ответственность: лицо отвечает за направленностью умысла. Однако вследствие того, что фактически жаль поэтому объекту, который предполагался, не была причиненная, ответственность должна наступать за покушение на это преступление (в приведенных примерах - за покушение на преступлении, предусмотренные в ст. 308 или в ст. 399 УК).

Ошибка в характере действия может быть двоякого рода. Во-первых, она может выражаться в ошибке лица относительно наличия в ее действии или бездеятельности фактических признаков, которые образовывают объективную сторону конкретного состава преступления; во-вторых - в ошибке относительно отсутствия в ее действии таких признаков. В первом случае субъект, совершая определенное действие (действие или бездеятельность), считает, что оно представляет собой фактический признак объективной стороны конкретного состава преступления, тогда как в действительности этого нет. Так, мать новорожденного ребенка, желая избавиться ее, бросает ребенка в контейнер для мусора, считая, что лишает ее жизнь, однако выясняется, что ребенок родился мертвой. Такая ошибка не исключает умысла и ответственности. Но поскольку лицо ошибается и следствия (смерть) не наступают по причинам, которые не зависят от ее воли, ответственность наступает за покушение на преступление. В приведенном примере мать новорожденного ребенка должна отвечать за покушение на убийство. Во втором случае - при ошибочном представлении лица об отсутствии в действии фактических признаков, которые образовывают объективную сторону конкретного состава преступления, - умысел на совершение преступления отсутствующий. Ответственность возможная лишь за неосторожное преступление, если совершение такого действия из неосторожности предусмотренное УК и если будет установлено, что лицо должна была и могла предусмотреть ошибочность своего вывода об отсутствии в ее действии признаков объективной стороны. Так, за неосторожное убийство должна отвечать мать новорожденного ребенка, который, считая, что ребенок родился мертвой, и не желая огласки, закапывает ее. Фактически же оказывается, что ребенок родился живой, а смерть ее настала от действий матери. Считая ребенка мертвой, виновная не предусматривала возможности наступления смерти от ее действий, но должна была и могла предусмотреть такую возможность, поскольку не приняла необходимые меры для установления факта смерти.

Третья фактическая ошибка - в развитии причинной связи - представляет собой ложное представление о действительном развитии причинной связи между общественно опасным действием и общественно опасными следствиями. Для решения вопроса о вине лица правильная оценка ею причинной связи имеет важное значение, так как последний является обязательным признаком объективной стороны преступлений с материальным составом. При этом следует урахувати, что криминальное право не требует, чтобы лицо сознавало причинную связь во всех деталях и особенностях. Нужно только, чтобы лицо сознавало развитие причинной связи в общих чертах. Поэтому ошибка лица именно в этих общих чертах влияет на форму вины и ответственность, тогда как ошибка в деталях такого влияния не имеет. Так, если лицо, желая убить человека, стреляет в участок грудной клетки и считает, что смерть настанет от ранения сердца, а в действительности пострадавший умер от сильной кровопотери вследствие ранения артерии, то такое несоответствие предвиденного и действительного развития причинной связи не исключает умысла на убийство и ответственность наступает именно за умышленное убийство, так как виновный не ошибался в общих закономерностях наступления смерти от ранения жизненно важных органов. Ошибка в причинной связи исключает ответственность лица за преступное следствие, которое настало, если имеет место важное расхождение между тем, что предполагался, и фактическим развитием причинной связи. Так, если виновный дал вместе с пищей пострадавшему яд с целью убийства, а потерпевший, выйдя из дома, попал под машину и погиб, то виновный должен отвечать только за покушение на убийство, так как смерть пострадавшего не находилась в причинной связи с предоставлением яда: действительное развитие причинной связи существенным образом разошелся с тем, как его воображал виновный. Ошибка в лице пострадавшего заключается в причинении вреда одному человеку, по ошибке воспринятой за другую. Виновный, желая убить С., убивает В., по ошибке воспринятого за С. Такая ошибка не может влиять на форму вины и ответственность, так как жизнь любого человека (а именно жизнь здесь является объектом) одинаково предохраняется законом об уголовной ответственности. Виновный же в этой ситуации не ошибался в том, что посягает на жизнь человека. Итак, ответственность его и должна наступать за умышленное убийство.

Ошибку в лице пострадавшего необходимо отличать от некоторых случаев ошибки в объекте, внешне похожих с ошибкой в лице.

Например, лицо, желая отомстить судьи, который постановил решение не в ее интересах, ждет его вечером на улице и спричиняє тяжелое телесное повреждение. Однако оказывается, что она ошиблась и приняла за судью другой человека. В этом случае хотя жаль причиненная здоровью другого человека, но ошибка была не в лице пострадавшего, а в объекте: виновный направлял свои действия не только против здоровья, а и на причинение вреда нормальной деятельности правосудия. Вопрос о его вине и ответственности здесь должно решаться по правилам ошибки в объекте: виновный должны отвечать за покушение на преступление, предусмотренное в ч. 3 ст. 377 УК.

От ошибки в лице пострадавшего необходимо также отличать случаи отклонения действия или удара, которые извне похожие на эту ошибку, но не является ею. При отклонении действия субъект направляет свои действия на причинение вреда одному человеку, но по причинам, которые от него не зависели (а не вследствие его ошибки), жаль причиняется другому лицу. Например, субъект, увидев В., который вышел на крыльцо и желая его убить, стреляет у него, но в настоящее время на крыльцо выходит жена В., в которую и попала снопа. При отклонении действия, в отличие от ошибки в лице пострадавшего, ответственность должна наступать, во-первых, за направленностью умысла (в нашем случае - за покушение на умышленное убийство) и, во-вторых, за лишение жизни другого лица с косвенным умыслом или из неосторожности, смотря по конкретным обстоятельствам дела. Так, если в приведенном примере виновный не предусматривал, но должен был и мог предусмотреть возможность лишения жизни жены В., то он будет отвечать за неосторожное убийство. Если лицо не предусматривало и не должна была или не могла предусматривать отклонение действия и причинение смерти другому лицу ("казус"), то ее ответственность за этот вред исключается.